Домой Общество Николай Халезин: Силовики сами скоро будут выгонять белорусов на акции протеста

Николай Халезин: Силовики сами скоро будут выгонять белорусов на акции протеста

Репрессивный аппарат сломается на финансах. Именно для этого вводятся санкции — сломать хребет силовым ведомствам.

У меня пока нет ощущения, что в Иране митингующие «продавят» ситуацию так же последовательно, точно и быстро, как это произошло в Тунисе и Египте. Здесь у властей есть недавний опыт подавления крупных акций оппозиции, пишет известный журналист и руководитель Белорусского Свободного театра Николай Халезин в своем блоге в статье «Революционный экспресс: Тунис. Египет. Следующая остановка — Иран. Потом — Беларусь».

Когда Мубарак еще не ушел, я не случайно написал в блоге, что он уже «свободен». Такова уж групповая динамика при массовых выступлениях против диктатуры: заткнуть «фонтан» народного гнева можно только его жестким подавлением. Тогда все стихает на время, происходит реструктуризация сил оппозиции, и оппоненты режима на какое-то время замирают в ожидании нового повода для атаки. Тунисский и египетский лидеры допустили главную ошибку — они «размыли» фундамент диктатуры, заставив сомневаться в собственной силе и решительности не только оппонентов, но и сторонников.

Я не являюсь поклонником российской политологической и психологической передовой мысли, но есть российский автор Валерий Кайтуков, который написал очень точное пособие для диктаторов и их оппонентов — «Эволюция диктата». Если опустить все логические цепочки и обобщения, в «сухом остатке» от ее прочтения остается одна, простая и ясная мысль: диктатура не может либерализоваться, не может проявлять слабость, не может даже находиться в стагнации — она может лишь ужесточать правила, расширять базу репрессивного аппарата, усиливаться по всем направлениям.

Лукашенко не является умным человеком, способным прочесть подобную книгу, но ему это не очень-то и нужно — он руководствуется лишь своим патологическим инстинктом самосохранения, подсказывающим ему единственно «правильный» путь. Парадокс в том, что путь этот ошибочен в своей основе — это путь, ведущий к брутальной развязке. И чем жестче Лукашенко следует своим инстинктам, тем жестче будет финал его истории. И этот финал его пугает, но остановить процесс он не в силах. Словно саморазрушающаяся скульптура Жана Тингели, он молотит себя кувалдой по башке, не имея возможности остановиться. И с такой же энергией его оппоненты начинают искать все новые и новые методы давления на белорусскую диктатуру: визы, бензин, кредиты, спорт, культура…

Сегодня очевидно, что репрессивный аппарат сломается на финансах. Именно для этого вводятся санкции — сломать хребет силовым ведомствам, радикально ограничив их финансирование. Лукашенко на протяжении последних трех лет покрывает обеспечение выплат процентов по кредитам привлечением новых кредитов. Расширение кредитной базы сбоит: если еще полтора-два года назад невыплаты процентов по кредитам ограничивались 15%, сегодня — превысили 50%. Значит, получение новых заимствованиям под вопросом. Крупнейшая финансовая пирамида Европы замерла в ожидании дефолта. При этом, депутаты бундестага вслух говорят о прекращении кредитования Беларуси. Это значит, ни много ни мало, общую настороженность европейских кредитных институтов, и без того напуганных фактом того, что наша страна перестала быть «зоной стабильности», о которой они так долго и нудно философствовали на открытых и закрытых конференциях.

Банк Raiffeisen, накормив белорусский режим досыта деньгами, вдруг решил, что Беларуси следует девальвировать рубль. Работая на белорусском рынке невесть сколько лет, этот банк, пользуясь вместо экспертной оценки коррупционными схемами своего белорусского «полпреда» Сергея Костюченко, так и не понял, что советы в прессе — это метод, который в нашей стране не работает. Здесь работает либо «политическая целесообразность» финансирования проекта, либо «финансовая заинтересованность семьи». Все остальное — «от лукавого».

Собственно, своими размышлениями я хотел ответить на вопрос — «может ли быть Беларусь следующей после Ирана?». Может. Даже при том, что никто из находящихся внутри страны этого не чувствует. Сдается мне, что 150 тысяч сотрудников правоохранительных органов скоро будут ходить по домам, и насильно выгонять «мирных жителей» на улицу для участия в акциях протеста против существующей власти. Для этого достаточно не платить им зарплату чуть больше месяца.

Вместо P.S. Мое «особое мнение».

Я выступаю за то, чтобы Беларусь не возвращала кредиты, полученные в период царствования Александра Лукашенко. Никому. Даже «стратегическим партнерам». Готов возглавить кампанию, оправдывающую невозврат заимствований, за 1% от суммы невозврата. Гарантирую успех и 99%-ю выгоду для страны.

Стратегия кампании проста:

1. Очевидная выгода для нашей страны — вместо выплаты 100% долгов неудавшегося вседержителя, выплата 1% долгов творческому коллективу, который продолжит прославлять Беларусь в мире.

2. Отныне больше никто в Европе не будет финансировать диктаторские режимы, зная, что деньги от этих проектов никогда не вернутся.

3. Этот опыт станет примером для других континентов.

«Хартия-97»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите свой комментарий!
Введите здесь ваше имя