Домой Анатолий Санотенко Мониторинг

Мониторинг

 (Сорок четвертая глава из романа в фельетонах «Бобруйск и его жЫвотные, или Невероятные приключения Вацлава Принципа в стране победившего идиотизма»)

 

Первоначально у Принципа были весьма нежные, весьма приязненные отношения с обслуживающим его банком.

Муси-пуси, ах, Вацлав Сигизмундович, ох, Вацлав Сигизмундович!..

Заходите в любое время… всё ради вас… на любых условиях!.. И т.д. И т.п.

И ещё – через и т.п.!

Но, с  изменениями общественно-политическими, эти отношения тоже стали меняться…

Счет их газеты был открыт  в «АгроБобрБанке». На словах – частном, но на деле – как и всё в их стране – полностью подконтрольном их «тьмутараканскому» царству-государству.

Даром, что он, банк этот, назывался он «коммерческим» и «акционерным».

«Коммерции» у него не было ни в одном глазу.

Только – государство, только – государственная политика и идеология. Как потом оказалось…

А поначалу, приходя в свой банк, Вацлав Сигизмундович, пока то да сё, думал, разглядывая, его интерьер: ну вот, в обществе идут вполне себе правильные процессы – открываются «приватные» банки; рынок, частная собственность…

В общем, наивным он тогда был, Вацлав Сигизмундович. Впрочем, как и все остальные…

Но очухавшиеся после неожиданного распада коммунистической партии, а также привычной «системы», правящая постсоветская номенклатура стала возвращать себе власть через собственность.

А потом, чуть позже, – когда иностранные спецслужбы ихнего президента во власть провели, – снова через должности во властных структурах.

То, что происходят реваншистские процессы, заметили и осознали не все.

Когда же заметили – было поздно: нью-система уже явила себя в восстановленном виде. «отдохнувшей», окрепнувшей и порозовевшей. С теми же, что и ранее, карательными органами наизготове.

Под другими названиями, конечно. Но по своей сути – теми же, тютелька в тютельку.

Была коммунистическая партия, стала «партия власти». Были комсомольцы – стал патриотический союз молодежи. Были пионеры – так и осталось. Работали при горкомах идеологические отделы – они вернулись чуть погодя в прежнем названии… СССР. Версия 2.0.

Пресса снова – прям на глазах – становилась «приводным ремнем партии и правительства», «массовым агитатором и пропагандистом»…

И проч. и проч. общественные извращения происходили в их царстве-государстве…

Банки же, как важные финансовые «инструменты», тоже были подчинены крепчающей диктатуре.

Им теперь было «вменено в обязанности» совершенно невменяемое во всех цивилизованных странах действо – контроль, мониторинг неугодных властям организаций.

Нет, репрессиями занимались другие нью-реваншистские «институции» – налоговая, финансовая полиция, КГБОП (Комитет государственной борьбы с оппозицией), «чрезвычайный» комитет государственного контроля  и т.д. Банки же должны были контролировать и докладывать. «Куда надо».

Принцип в этом убедился (и – не один раз). Бывали какие-то заминки с поступлением в их «АгроБобрБанк» «подтверждающих документов». Например, кто-то из читателей «Предпоследних новостей», живущий в Бобруйском регионе, присылал в редакцию «долгоиграющее» частное объявление. То есть – размещал его сразу на месяц. А оплачивал – через почтовое отделение. Которое, по свой бесславной традиции,  задерживало присылку «подтверждающих» документов.

И тут система давала сбой – всё есть, этого документа – нет.

Тогда «операционистка», «ведущая» счет «Предпоследних новостей», Галина Мономах (которую, видимо, поджимали сроки отчетности – ТудаКудаНадо), потупившись, но уже не краснея, интересовалась у Вацлава Сигизмундовича – откуда, мол, и за что пришла эта самая сумма (весьма, впрочем, незначительная).

Удивлённый такой постановкой вопроса, Принцип тоже интересовался: а зачем вам, Галина наша свет Николаевна, знать про то, что должно интересовать токмо нашего «газетного» бухгалтера?

И операционистка, краснея, но уже не потупляясь, поясняла, слегка спотыкаясь в словах, что, мол, так нужно. Что у них – мониторинг.

А-а-а-а! Ну да. Понятно.

То-то я думал, как они, в своих специцательных органах, так быстро узнают, кто с нами стал работать по рекламе, кто перевел нам какие-то деньги… (Узнают, и оказывают на них «административное давление», попросту говоря – запугивают, – чтоб не смели работать с «Предпоследними новостями»!)

Мо-ни-то-ринг! Вот как «пронумеровано» у вас это поганое дело…

Этим всё и объясняется.

Без всяких тайн и фантазий. Молодцы, «сталинские соколы», сообразили!

Всё просто: пришло на счет – отчитались об этом «куда надо».

То есть – не надо. Это если по закону мыслить, по уголовному кодексу пройтись…

Но что нам делать, тяжело размышлял, Вацлав Сигизмундович, если вся страна живет «по понятиям», а не по закону?

И не находил ответа.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите свой комментарий!
Введите здесь ваше имя