Домой В стране Майор КГБ: План спецслужб — надолго «упрятать» двух лидеров

Майор КГБ: План спецслужб — надолго «упрятать» двух лидеров

Бывший сотрудник КГБ рассказал, что провокация 19 декабря полностью спланирована спецслужбами.

Пенсионер КГБ, майор Ануфрий Романович, после президентской кампании 2006-го года оказавшийся в эмиграции, озвучил «Белорусскому партизану» свою версию кровавого воскресенья.

По сведениям пенсионера КГБ, полученным из источников во власти, задолго до кампании по поручению Александра Лукашенко спецслужбы взяли предполагаемых кандидатов и их актив под плотное агентурное и оперативно-техническое наблюдение. На основании «добытых материалов» из числа кандидатов были выделены «слабые звенья «, на них приготовлены соответствующие компроматериалы и другое, под тяжестью которых они и должны были, по мнению разработчиков, дать согласие выступить на БТ.

Белoрусское телевидение засветило три известные фамилии: Ярослав Романчук, Григорий Костусев, Андрей Дмитриев.

Информация о провокациях спецслужб на площади (разбитие стекла, избиение кандидатов) о Я. Романчуке, Г. Костусеве получена, как утверждает А.Романович, от достоверного источника из окружения Александра Лукашенко уже на третий день после Площади — 22 декабря 2010 года.

— Вы называете события 19 декабря провокацией спецслужб. Все, что произошло 19 декабря 2010 года в Минске, и события последующих трех месяцев — это провокация спецслужб?

— Я действительно так считаю. Вся деятельность Лукашенко во многом связана с провокациями. И Площадь была задумана с целью подвести лидеров оппозиции под массовые беспорядки (если соберется много народу). Это было видно и по тому, как развивались события 19 декабря.

После Площади мне позвонил один мой добрый знакомый, который находится на тех же позициях, что и я, работает в соответствующих структурах (не буду называть где: в администрации президента или в спецслужбах). Он мне в понедельник сообщил (не буду называть канал связи), что разбивание стекол организовано спецслужбами, близкими к Лукашенко. Он больше всего заострил внимание на ситуации с Романчуком. Не буду повторять то, что уже написано. Ближе всего ситуацию характеризуют слова Николая Халезина.

Лукашенко лично с участием сына Виктора и некоторых прикормленных и обласканных руководителей силовых ведомств РБ разрабатывал план по «усмирению» населения и вообще всего того, что связано с выборами, с Площадью и провокацией «железом по стеклу». Заранее ими предусматривалось «вырубить» до начала шествия Некляева и Санникова, изъять звукоусиливающую аппаратуру (как средство управления манифестацией) и оставить собравшихся без основных лидеров президентской гонки. В присутствии (на глазах и в непосредственной близости!) работников ГАИ (т.е. подопечных Кулешова), с их молчаливого бездействия (читай — заранее согласованного с Лукашенко действия) группой спецназа («эскадрона смерти») Владимир Некляев профессиональными ударами был выведен из строя.

На фото- и видеосъемках, уже опубликованных в печати и сделанных сотрудниками МВД и КГБ видно, что в присутствии (когда начинают толкать машину ГАИ) сотрудников ГАИ вдруг появляются люди в масках. А потом Кулешов оправдывается: это не мои люди. Как не его люди, если все это происходило на глазах работников ГАИ!

— В чем состоял замысел этого плана? Давайте остановимся на нем подробнее. Что получилось и что не удалось властям?

— По информации того же источника, Лукашенко до 19 декабря прекрасно видел, какой размах приняла избирательная кампания и как сильно идут два основных и по сути дела, хорошо контактирующих между собой, Некляев и Санников. Он видел, какую харизму приобретает Некляев. Поэтому он хотел найти причину избавиться от этих лидеров. Он на самом деле боялся их. В последующих выступлениях Лукашенко много чего говорит о том, что он сделал плохого и что собирается сделать. Главное, к чему он стремился, — надолго спрятать Некляева и Санникова. Ну и, конечно же, не допустить, чтобы лидеры оппозиции могли управлять демонстрацией.

— Вы утверждаете, что план «Площадь» белорусские спецслужбы разрабатывали под личным руководством А.Лукашенко. И этот план предполагал вырубить еще до шествия двух кандидатов в президенты: Владимира Некляева и Андрея Санникова. Какую угрозу представляли поэт и мидовский работник для Лукашенко (именно так официальная пропаганда называла двух политиков)?

— Я не знаю планов Некляева и Санникова, но их знал Лукашенко, который обеспечил их по полной программе. Он обеспечил их не только наружным наблюдением — он их и смотрел, и слушал. Это демонстрирует и пример Романчука: его не только слушали, но и смотрели. Что спецслужбам нужно было увидеть и снять — то увидели и сняли.

Если бы демонстрация пошла по мирному руслу, как это и предполагалось изначально, она бы, на мой взгляд, приросла значительно, и этим значительным количеством людей можно было бы влиять на дальнейшее развитие ситуации. В последующие дни Лукашенко говорил все, что вертелось на языке.

— Вы утверждаете, что ряд кандидатов и приближенных к кандидатам личностей заранее были взяты спецслужбами под колпак. Вы можете имена «героев»?

— Все кандидаты, за исключением одного — Виктора Терещенко — находились под колпаком. Этот был неприкрыт, а все остальные в большей или меньшей степени контролировались.

Некоторые кандидаты и приближенные к ним люди использованы для того, чтобы скомпрометировать сам институт демократических кандидатов — Романчук, Костусев. А некоторых выставили в таком свете, чтобы посеять раздор между активистами, рассорит. Это относится и к Рымашевскому, и к начальнику избирательного штаба Некляева.

Демократы, руководители партий подходят несколько примитивно к вопросам безопасности, конспирации. Я несколько раз говорил об этом и Милинкевичу, и Желяпову, — никто не обращает внимания. Нужно учитывать, что сегодня едва ли не главная спецслужба — Оперативно-аналитический центр при президенте, где всю идеологическую работу ведет Толсташов Александр Олегович, бывший начальник главного управления защиты конституционного строя и борьбы с терроризмом КГБ, достаточно хитрый, себе на уме. Если КГБ представляет собой такую классическую спецслужбу, где используются агентурно-оперативные средства, то ОАЦ больше использует технические средства и задействует офицерский состав.

— Можно ли спрогнозировать развитие ситуации в стране в ближайшее время?

— Развитие событий во многом будет зависеть от развития экономической ситуации в Беларуси; от нас самих, белорусов, и от руководителей оставшихся партий, движений, неправительственных организаций. Если они смогут, наконец, понять, что только в единстве наша сила, и что враг только один — режим Лукашенко. По моим понятиям, это небольшая группа людей во главе с Лукашенко, несколько десятков людей.

Очень важно объединиться, очень важно создать единый штаб. Этот штаб должен вырабатывать не только стратегию, тактику — штаб должен аккумулировать все предложения. Многие склоняются к выводу, что от Лукашенко нужно избавляться. Но кто возьмет на себя эту роль? Все мы понимаем, что Лукашенко поломал Конституцию и по сути дела он захватил незаконно власть. Это уголовное преступление.

Но реализовывать политику отстранения Лукашенко от власти нужно под чьим-то руководством.

СПРАВКА. Романович Ануфрий Владимирович, родился в 1943 году под Гродно. Во время срочной службы в армии его «нашел КГБ», где и проработал вплоть до 1991 года. В 1991 году уволился по собственному желанию. С 1992 года занялся бизнесом. С 1996 года помогал белорусской оппозиции — и финансово, и организационно. Работал в штабах Семена Домаша (2001 год) и Александра Милинкевича (2006 год). После выборов 2006 года эмигрировал в Польшу, где находится и по сей день. Попытка официального Минска добиться экстрадиции Ануфрия Романовича не увенчалась успехом. Вместе с тем, А.Романович не получил и официального статуса беженца в Польше.

http://charter97.org/