Домой Видео Людей поселили в «барак» «на несколько месяцев». Но живут они там уже...

Людей поселили в «барак» «на несколько месяцев». Но живут они там уже 20 лет…

«Мы полностью вычеркнуты из этой жизни» – говорят жильцы дома на улице К. Маркса.

«БК» посетил «нехороший» дом, где зреют «гроздья гнева».

Бобруйск, бараки, улица К. Маркса, Андрей ТкачукВидимо, многие бобруйчане уверены, что бараков или ветхого жилья, которое можно назвать этим словом, в нашем городе не осталось. Но на самом деле деревянные постройки дореволюционных времён, без воды, газа, «удобств» каким-то образом «протянули» до сегодняшних дней. Как можно судить, городские власти предпочитают закрывать глаза на их существование и людей, которые вынуждены в них прозябать.

В один из таких «бараков» (так его называют сами жильцы), расположенный по ул. Карла Маркса, 242, нас пригласил Андрей Ткачук.

Этот двадцатисемилетний парень рос в нем в 90-е, когда такое жильё предоставлялось на «несколько месяцев». Месяцы растянулись на долгие годы, Андрей окончил школу, уехал из города, учился, работал…

Два года назад на одном из рабочих мест с ним случилась беда – из-за некачественного страховочного троса он упал с высоты, повредил позвоночник. И оказался в инвалидной коляске.

Встал вопрос – как жить дальше, а главное – где?

Злой рок пришёл в тот момент, когда он ещё не успел приобрести собственное жильё. Была только «прописка» в «бараке» и квартира матери на четвёртом этаже в доме без лифта и пандусов. Из вариантов, которые, что называется, «оба хуже», пришлось выбрать последний.

Со временем Андрей научился жить в новых для себя обстоятельствах. Занялся спортом. Тренировки помогли ему научиться самостоятельно на коляске каждый день преодолевать четыре пролёта. В доме матери нашлись понимающие люди, к которым можно обратиться за помощью, но они ведь не всегда на месте.

Подъем на коляске на четвёртый этаж – занятие опасное. Когда на улице влажно, колеса могут соскользнуть со ступеней. Иногда Андрею приходится «зависать» посреди пролёта и ждать, пока они просохнут, и можно будет двигаться дальше.

Кроме того, коляски отечественного производства не рассчитаны на такой «экстрим». Они ломаются в самый неподходящий момент…

Понимая, что дальше так продолжаться не может, что каждый день есть риск оказаться в беспомощном состоянии, на сломанной коляске на улице, Андрей обратился к городским властям с просьбой о предоставлении ему подходящих жилищных условий.

«Родной барак» в качестве таковых он не рассматривал. Хотя бы по той причине, что добираться туда приходится «своим» ходом по разбитым дорогам, район неблагополучный, а в самом этом доме нет условий для жизни даже здорового человека. Ни света, ни воды, ни туалета… – словом, ничего там нет, в том «жилье», кроме трухлявых стен.

Ответного письма из горисполкома долго ждать не пришлось. В нем власти сообщили, что, поскольку квартира приватизирована, Андрей может сам, за свои средства (пенсию по инвалидности, видимо), провести в неё газ, канализацию, свет – все, что ему, так сказать, требуется…

Для того же, чтобы жилище было признано ветхим, а жильцы расселены, нужно хотя бы одна домовая книга, в которой был бы указан год постройки и – соответствующее обращение всех жильцов.

Андрей «прошёлся» по обоим пунктам. И вскоре узнал, что все домовые книги таинственным образом исчезли, но при этом – странным образом – не все жильцы «барака» хотят его покинуть…

Когда парень привёл нас свой дом, – показать, в каких условиях ему надо жить, мы познакомились с некоторыми местными «долгожителями». Они рассказали о том, что узнать истинный возраст жилища у городских служб – миссия невыполнимая. На соответствующие запросы им отвечали, что он построен то в 1937-м году, то в 1954-м… Хотя и Андрей, и другие жильцы утверждают, что он – дореволюционной постройки (что для улицы К. Маркса – обычное дело, – прим. ред.).

«Мы стареем, а он «молодеет…», – говоритГалина, для которой барак стал самым скорбным местом на земле.

Галина – соседка Андрея Ткачука и вдова известного бобруйского (и не только) режиссёра Николая Динова. Режиссёр долгое время работал за пределами родного города, но несколько лет назад его, по словам Галины, обманули со служебной квартирой в Молодечно. Вместе с супругой ему пришлось вернуться в единственное жильё, которое у них оставалось – квартиру в «бараке».

Как мы  писали ранее, в ноябре этого года Николай Динов трагически погиб, попав под поезд. Это произошло на переходе, по которому он возвращался в этот дом. Галина не может прийти в себя после случившегося и со слезами вспоминает, как вместе с небольшой группой небезразличных жителей района уже давно «звонила во все колокола» – исполком, прочие инстанции, чтобы на злополучном переходе сделали перекидной мост. Ведь там уже гибли люди…

«Им это не надо. Их волнует только одно – чтобы не было мусора. Говорят: «Вы, главное, поддерживайте здесь чистоту!». А между тем перед бараком стоит мусорка, которая годами не вывозится. Там все гниет. Но коммунальные службы не пошевелятся, пока не поедешь и не дашь им «втык», – делится с нами Галина.

Она пригласила нас в свою квартиру. Заметно, что женщине хотелось сделать уютным даже этот «шалаш», в котором жил её любимый человек. Сейчас с ней остался только его портрет на отсыревшей стене.

Между тем Галина тоже имеет проблемы со здоровьем, она – астматик, инвалид 2-й группы. Создается впечатление, бобруйские «верхи» решили, что такие «низы» как она и её сосед, колясочник Андрей, – лучшего не заслуживают. Не «заслужил» и талантливый режиссёр Динов, при жизни пытавшийся хоть что-то изменить в этом богом забытом месте…

Его вдова завершила свой рассказ такими словами: «Кажется, что здесь никого нет. Мы вычеркнуты из этой жизни полностью».

Всего в бараке пять квартир, нам удалось поговорить с ещё одной соседкой Андрея. Ею оказалась пожилая женщина, она не знала, что парень стал колясочником, но, казалось, произошедшее с ним её не удивило.

«Дом у нас такой – одни «паралитики», – вздохнула она и начала перечислять имена всех жильцов, которые по различным стечениям обстоятельств оказывались обездвиженными в стенах барака. Прожив в нем более четверти века, пенсионерка вспомнила не один десяток трагических судеб.

После нашей «экскурсии» к «бараку» на Карла Маркса и всего, что мы услышали от жильцов, которые согласились пообщаться (в двух из пяти квартир нам не открыли, со слов собеседников – там обитают бомжи) Андрей Ткачук решил ещё активнее добиваться от властей признания жилища непригодным для жизни.

И первое, что он сделал – записался на личную встречу в горисполкоме с представителями городских строительных и коммунальных служб. Позже он признался, что надеялся на «чудо» – что его услышат и предпримут действия, которых жители неблагополучного района ожидали годами…

Он ошибся. Как можно заключить, «политика» местных властей и служб по-прежнему «стабильна» и выражена простой формулой: «Бобруйчанин, помоги себе сам». Андрей вновь услышал все ту же «мантру»: если тебе что-то нужно – купи, сделай, разбирайся сам и – можешь быть свободен, то есть, иначе говоря, – катись-ка ты отсюда…

Андрею пришлось «укатить» из исполкома не солоно хлебавши. Возвращаться в барак он не намерен. Ведь там «не живут, а прозябают». У жильцов, которые ранее пытались добиться перемен – иссякли силы.

Но молодой парень уверен, что именно он станет тем, благодаря кому этот дом из «трухи и скорби» всё же будет расселен, и участь их изменится…

Бобруйск, бараки, улица К. Маркса, Андрей Ткачук

Бобруйск, бараки, улица К. Маркса, Андрей ТкачукАндрей Ткачук

Бобруйск, бараки, улица К. Маркса, Андрей ТкачукНа пути к дому

Бобруйск, бараки, улица К. Маркса, Андрей ТкачукНа пути к дому

Бобруйск, бараки, улица К. Маркса, Андрей Ткачук

Бобруйск, бараки, улица К. Маркса, Андрей ТкачукГалина, вдова Николая Динова

Бобруйск, бараки, улица К. Маркса, Андрей ТкачукВнутри дома…

Бобруйск, бараки, улица К. Маркса, Андрей ТкачукВ дворе

Бобруйск, бараки, улица К. Маркса, Андрей ТкачукУличные «удобства»

Бобруйск, бараки, улица К. Маркса, Андрей ТкачукПодъем в квартиру к матери

 Бобруйск, бараки, улица К. Маркса, Андрей ТкачукПодъем в квартиру к матери

 

Александрина Глаголева

Фото Виктора Масаловича и А. Глаголевой

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Нужно идти к главе города, области, далее в Минск, иначе не сдвинется дело с места…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите свой комментарий!
Введите здесь ваше имя