Домой В мире Любовь Куделко: «Американцы — позитивные, грамотные и нацеленные на успех»

Любовь Куделко: «Американцы — позитивные, грамотные и нацеленные на успех»






Уходящий год для бобруйчанки Любови Куделко оказался богатым на события и впечатления. Осенью она смогла реализовать свою заветную мечту — побывать в Америке. И стало это возможным благодаря программе Community Connection (финансируемой USAID).

Люба — выпускница Института журналистики БГУ. Училась на специалиста по информации и коммуникации. Сегодня она работает в ОБО «Белорусский детский хоспис» в Минске и преподает в своей альма-матер дисциплину «КСО-коммуникация».

КСО — корпоративная социальная ответственность (в широком смысле) — это философия ведения бизнеса, в соответствии с которой организации учитывают интересы заинтересованных сторон (заказчиков, поставщиков, персонала, акционеров, местного сообщества и т. д.), возлагая на себя ответственность за влияние своей деятельности. Вот и в далекую Америку Любовь отправилась, чтобы перенять опыт в этой области и использовать его в своей работе.

Подготовка к собеседованию, волнения и сомнения

Об этой программе я узнала из рассылок информационного центра посольства США в прошлом году. И хочу, чтобы об этом проекте узнало как можно больше людей в регионах, в моем родном городе.

Итак, я уже оканчивала университет, и в апреле 2013 года выбрала тему для своего дипломного исследования «Моделирование и оптимизация КСО-коммуникации в РБ на примере Ротари клуба «Минск».

Я стала изучать корпоративную социальную ответственность. В декабре я получила рассылку с темами на следующий год, по которым будет проводиться набор для поездки. И одной из тем была КСО. Тогда я подумала, что это, видимо, судьба. Вместе с тем я знала, что пройти отбор очень сложно, порою, люди только с третьего раза проходят. Но я решила попробовать, стала готовить документы.

Все документы заполняются на русском языке, и собеседование проводится тоже на русском. Хочу сказать, что всегда нужно отводить минимум месяц на заполнение таких заявок, возвращаться к анкете несколько раз, переписывать, перечитывать, «проверять» свои ответы на слушателях.

Это было моей мечтой последних трех лет — побывать в Америке. Потому что Соединенные Штаты всегда были для меня страной с образцовым пиаром, образцовыми рекламными кампаниями, образцовой КСО.

И, конечно, я хотела познакомиться не только с культурой этой страны, природой, людьми, какими-то архитектурными памятниками. У меня был также профессиональный интерес.

Я понимала, что эта поездка даст мне много в плане карьерного роста, в плане профессионализма, обогатит меня уникальным опытом, знаниями и навыками.

Для меня это было особенно важно, так как с сентября этого года я начала преподавать КСО-коммуникацию. Это такая область знаний, которая не стоит на месте. И здесь очень важно иметь свежие знания, потому что все настолько быстро развивается, что написанное в учебниках скоро становится попросту неактуальным.

Там — в учебниках — написаны основы, базис. Но то, что происходит сегодня, нужно изучать посредством экскурсий в такие компании, посредством изучения актуальных публикаций по теме…

В общем, пополнять свои знания из внешних источников. На втором этапе я готовилась к собеседованию. Пыталась предугадать — какие вопросы мне могут там задать.

Скажу честно — очень волновалась, и шла как на экзамен.

Меня опрашивали минут 30. Это было самое долгое собеседование в моей жизни. У меня спрашивали о планах, почему, по моему мнению, я являюсь идеальным кандидатом для участия в программе.

В итоге отобрали десять человек. Два человека оказались мне знакомы. Мы знаем друг друга по другому проекту.

У меня было много страхов — вдруг я не сойдусь с коллективом, вдруг плохо перенесу полет, вдруг не приживусь в семье, в которую нас направят, вдруг страна не понравится…

Самый большой страх — что я разочаруюсь в Америке, хотя у меня в отношении ее были самые позитивные мысли. Но я все-таки слышала много негативных отзывов, особенно в теперешней ситуации в Украине, сталкивалась с множеством стереотипных идей. Мне важно было сохранить свою мечту.

Потом у нас была предотъездная ориентация. Это очень кропотливая работа.

Нужно сказать, что сотрудники посольства — профессионалы своего дела. Нас предварительно знакомили со страной и рассказывали о всевозможных трудностях, которые могут поджидать нас там. Была рассмотрена каждая область жизни — все, что может нас смутить в Америке.

Третий этап отбора — это визовое собеседование, на котором также могут отсеять. Его я тоже успешно прошла. На следующий день нам выдали визу.

Тогда я поняла, что вытянула счастливый билет. Поехать в Америку, получить уникальные знания — это бесценный опыт, и такой шанс бывает, видимо, раз в жизни.

Встреча с Америкой

Из Минска мы сначала направились в Амстердам. Я летела в самолете первый раз. Мне посчастливилось сесть возле иллюминатора. Это непередаваемые ощущения! Открывается неописуемая красота, — облака, виды внизу, обзор, может быть, на сотни километров…

Нью-Йорк встретил нас длинной очередью, в которой я простояла два часа, прежде чем нас пустили в страну. Стоишь и ждешь, чтобы подойти к миграционному офицеру, который тебе задает несколько вопросов, и на этом этапе тебя опять-таки могут не пустить в страну, но все наши «счастливчики» прошли.

Через шесть часов у нас был рейс до штата Вермонт.

В Нью-Йорке мы успели побывать на Брайтон-бич. Первым делом зашли в магазин. Он оказался абсолютно русским, начиная от блюд. Там был русские котлеты, борщ; все названия по-русски, говорят по-русски…

Мы купили салаты и пошли гулять по набережной Атлантического океана.

Было темно и не видно всей бескрайности океана. По набережной гуляли только русские, там был русский ресторан с названием «У Татьяны», и, в общем-то, было ощущение, что я гуляю по набережной летней вечерней Одессы. Я даже немного растерялась.

У меня были такие высокие ожидания от Нью-Йорка. Я в первую очередь хотела прилететь и перестать говорить по-русски. А тут я поняла, что проделала такой путь, и все опять-таки говорят по-русски.

Тем не менее, эта прогулка была очень приятной — после утомительного перелета и ожидания в очереди.

Мы прогулялись и через два часа вернулись в аэропорт. Сели на рейс в Бурлингтон и были на месте уже через минут 50.

Нас встретила координатор — безумно энергичная, дружелюбная, улыбчивая, проницательная женщина.

Я тогда была шокирована ее поведением. Первое, что она сделала, когда меня увидела — бросилась обнимать, стала спрашивать: как я себя чувствую.

И получив мой вялый ответ, что я безумно устала, хочу спать и ничего в этой жизни мне больше не надо, она мне сказала: расслабься, я обещаю, что завтра все будет хорошо.

Когда нас привезли в гостиницу, я обдумывала эту встречу. Для меня это было непонятно — как человек, который никогда в жизни меня не видел, может себя вести себя так открыто, как будто мы давно знакомы или я ее родственница.

Я сначала приняла это за «показуху», что ли, двуличие. Но все оказалось совершенно не так. Такой вот, как теперь стало модно говорить, когнитивный диссонанс. (Об этом позже).

Знакомство с семьями

Вечером первого дня у нас была запланирована встреча с семьями, которые приехали за нами в отель Бурлингтона.

Мне предстояло знакомство с двумя семьями, но кто-то жил и в одной. И тот, и другой вариант имеет свои преимущества.

Первая моя семья — очень интеллигентные люди. Жена там преподает в Вермонтском университете детскую педиатрию и практикует в больнице, муж — инженер. Это уже пожилая пара. Но никогда не скажешь, что им столько лет. Это очень активные, интересующиеся люди, которые удивляют своим образом жизни.

Я жила в отдельном двухэтажном доме, встречались мы на общей кухне. Моя «мама» стремилась показать мне все, что можно, предлагала мне различные варианты досуга.

Мне очень повезло. Их дочь на время оставила своих собачек — это очень дружелюбные существа, — не лают, не кусаются, и мне разрешили их выгуливать.

Во второй семье муж — американец, автослесарь, владелец автомастерской, которая располагается во дворе его дома.

А жена — наполовину итальянка, работает в сувенирной лавке. Очень живая, разговорчивая. У нас всегда находились темы для разговоров, мы постоянно общались.

В принципе, я нормально знаю английский, чтобы понимать семью и образовательный материал. Конечно, иногда возникали сложности из-за быстрого темпа речи, но это было не часто, и в нашем распоряжении всегда был переводчик.

В этой семье мне было более комфортно. Хотя я ничего не хочу сказать о первой семье плохого, просто она другая.

Мы вместе жили на одном этаже. Вокруг меня всегда было много людей, но в то же время у меня была своя комната и достаточно личного пространства и времени, чтобы побыть наедине с собой.

У них было две собаки, три кота и курицы. Курицы в Америке — могут быть просто домашними животными, непредназначенными на убой.

В Америке культ домашних животных. Повсюду можно увидеть фотографии питомцев. Для них покупают различные аксессуары.

Американская еда

Что касается еды. Я вообще люблю Макдональдс. Думала, похожу по этим точкам, поем бургеров. Но мой живот меня подвел. Во второй день он у меня стал болеть от еды. Для меня была немного странной их кухня. Ко всему, что бы я ни заказала, мне приносили бургер с абсолютно разной начинкой и — чипсы или картофель фри. И я никак не могла понять — как можно есть бургер. То есть — котлету с хлебом, и чипсы. В общем, я была расстроена.

Но у меня было одно любимое место: китайский буфет. Там отличная система — набираешь еды, какой хочешь (самой разнообразной), и потом платишь определенную сумму, — скажем, восемь долларов за полкилограмма. И еда там была очень вкусная.

Вермонт и КСО

Что меня удивило — Вермонт уникальный штат нетронутой дикой природы.

Этот штат зеленых гор, там все пространство усеяно горами, покрытыми лесом. Было ощущение, что я живу в зоопарке без границ — там как нечего делать, можно было встретить стаю оленей, барсуков.

Ночью ты можешь спокойно выходить и гулять, и это совершенно безопасно.

Единственное, что опасно — это медведи, на которых ты можешь нарваться.

А еще олени, перебегающие дорогу, — причина автокатастроф. Мы один раз чуть сами не сбили оленя. Второй раз еле заметили барсуков на дороге…

На выходных мы решили подняться на гору, и встретили медвежонка, который карабкался на дерево.

Почему был выбран именно Вермонт для этой программы? (Вообще нужно сказать, что участники проекта ездят в разные штаты). Вермонт демонстрирует уникальные, и, можно сказать, передовые показатели в области внедрения КСО. Это штат, в котором люди невероятно ответственные, и не только за свою компанию, но и в повседневной жизни, после работы.

В каждом доме там раздельно собирают мусор, ставят солнечные батареи. Жители заботятся о сохранении уникальности природы, о ее первозданности.

Этот штат, в котором запрещена реклама. Кроме дорожных знаков, там нигде нет билбордов!

В Беларуси пока что КСО является проектной деятельностью. У нас корпоративная социальная ответственность — это не целостная философия, внедренная в бизнес-процессы. Это — в большинстве — просто проекты, которые компании затевают и делают их с определенной систематичностью или бессистемно.

В Америке КСО — это часть философии компании. Это часть ее ДНК, с самого первого дня рождения.

Все начинается с того, что они строят офисы по экотехнологиям, в которых предусматриваются все несущие конструкции из экологических материалов, безопасных для людей, — они не выделяют никаких токсичных элементов.

Вермонтские компании — это компании, в которых управленцы пытаются просчитать — сколько они тратят электроэнергии на производство, на работу, и при этом стремится постоянно уменьшать эти показатели. И стремятся поощрять эти показатели среди сотрудников.

Они даже ведут специальные дневники, где учитывают, сколько они потратили бумаги, сколько электроэнергии, сколько исписали ручек и т. п.

Такая наглядность позволяет увидеть — какое реальное воздействие оказывает каждый из нас на окружающую среду, на местное сообщество. Мне кажется, это очень важно.

Собаки и офисы

Еще одна особенность, которую я заметила, это то, что у нас КСО больше ориентировано на спорт, на культуру. В Вермонте это больше экология, бездомные животные, хотя, как мне кажется, там проблема с бездомными животными решена.

Там есть компании, так сказать, дружественные для собак. Ты приходишь в офис и видишь, что сотрудники приводят в офис своих собак, и они на протяжении рабочего дня ходят по офису, т. е. им это разрешено.

Мы даже были в компании под названием «Small dog», которая занимается перепродажей продукции Apple. И они на концепции собак построили всю свою корпоративную культуру. Мало того, что в офисе бывает до 15 собак, так у них там просто повсюду их фотографии, логотипы; они присутствуют в рекламах.

Мне понравилось, как оборудованы сами рабочие места — там, в офисах в основном преобладает open space, система открытого пространства, когда все находятся в одном помещении, и разделены друг от друга перегородками, включая топ-менеджера.

Мне понравилось оформление рабочих мест — там висят всевозможные плакаты, где написано, как важно сохранять окружающую среду; они также очень ценят свои «доски почета». У них расписано по годам — в различной креативной форме — чего они достигли, какие награды получили, куда пожертвовали деньги. И все это вывешивается на всеобщее обозрение.

Каждый сотрудник видит, кто и что делает, как работает компания, куда расходуются средства, что она в итоге получает. На каждом выключателе висят наклейки — подумай, прежде чем включить.

В одной компании я увидела комнату — это была переговорная. Она свободна от запахов и предназначена для людей, у которых есть аллергия. То есть в ней они очищают воздух с помощью специальных технологий.

Еще мы были в компании, которая производит мороженое. Мы были в их главном офисе, и у них там есть комната для кормящих мам — уютное закрытое помещение, где мамы могут кормить своих грудных детей.

Посещение Вермонтского университета и колледжа

Мы посетили Вермонтский университет и прослушали лекцию по КСО. Я почувствовала себя настоящим американским студентом, посидев в аудитории, послушав профессора.

Обед нас ждал в колледже, в студенческой столовой. Нас познакомили с некоторыми студентами. Они рассказали нам о своих знаниях и представлениях о Беларуси, об учебном процессе, и потом нас пригласили на семинарское занятие.

Нам разрешили принять в этом участие. Развернулась интересная дискуссия.

Я почувствовала на себе — что такое американское образование, и что значит быть американским студентом.

В конце у нас была экскурсия по кампусу. Мы посетили их библиотеку с террасой, вид с которой открывался на великолепное озеро Шамплейн. Я для себя отметила, что в такой библиотеке я бы училась и училась, и училась….

Какие они, американцы?

Они очень позитивные, грамотные и нацеленные на успех. Благодаря этой поездке и встрече с местными жителями, я сейчас пересмотрела свое отношение к жизни. В частности, начала раздельно собирать мусор, экономить воду. Также я стараюсь уделять больше внимания самообразованию.

Еще о своих впечатлениях. Американцы настолько доброжелательны и дружелюбны! Я помню, как просто стояла и вертела головой, рассматривала здания, и ко мне подошла женщина и спросила — нужна ли мне помощь. Все настолько тобой интересуются, улыбаются тебе… Наш координатор была самой активной и вдохновляющей женщиной из всех, кого я когда-либо встречала в своей жизни. Я не переставала удивляться ее энергичности. Каждое утро она забирала нас на своем грузовичке, а потом развозила. При этом сама она — маленькая, хрупкая — удивительное зрелище.

Поездка в Бостон

Согласно правилам, участники программы живут в одном штате и не имеют права выезжать за его пределы. Это под строгим запретом. В нашей группе было две женщины, которые мечтали увидеть Гарвард. Они обмолвились об этом своим семьям. И семьи сказали: раз хотите, значит увидите. В итоге поездку в штат Массачусетс организовали для нас всех в последние выходные, за что мы очень были благодарны.

Это уникальное событие. Никогда это не разрешалось, а нам позволили. Мы провели великолепный день в Бостоне, погуляли по центру. В воскресенье нас ждал белорусский вечер, на который мы собрались в доме одной семьи.

Туда же съехались остальные семьи, участники. Были шашлыки, драники, танцы, песни.

Улетали мы из Америки, конечно же, со слезами на глазах. Плакали и мы, и организаторы. Но все-таки в самолет я села с чувством, что еще обязательно вернусь, а пока, полная сил и желания, надеюсь, применять все знания здесь, чтобы у нас стало также хорошо, как у них.

Виктория Виноградова