Домой Общество Как я в Бобруйский горисполком с «тунеядцами» ходил: в объективе

Как я в Бобруйский горисполком с «тунеядцами» ходил: в объективе

«Откройте рюкзак и покажите, что у вас там».

Не удивляюсь – ставшая уже привычной процедура досмотра в административных заведениях.

Только в сознании маячит вопрос: почему мы еще не проходим через «рамки» в супермаркетах и храмах?

– В каком кабинете принимает заместитель главы администрации президента?

– На седьмом этаже, – отвечает охранник, заканчивая досмотр содержимого моего рюкзака.

– Мне на лифте, который из них?

– Нет, вам на второй этаж, ответил служивый.

Поднимаюсь на второй этаж. В вестибюле непривычно многолюдно.

Люди из разных возрастных категорий в ожидании девушки, которая должна спуститься на лифте с седьмого этажа и пригласить очередного «просителя».  Возле стола, на котором листы с подписями, – много знакомых бобруйчан.

– Не желаешь подписаться за отмену указа номер 3?

–  Давно уже подписал на zvarot.by.

– Тогда не надо.

Среди ожидающих встречи чувствуется определенное волнение. Недалеко от лифта замечаю Галину Смирнову,  активистку независимого профсоюза РЭП. Она пришла сюда,  чтобы передать заместителю главы администрации Лукашенко четыре тысячи  подписей за отмену декрета № 3 «О предупреждении социального иждивенчества»,  или как говорят в народе, «указа о «тунеядцах».

– Галина, можете ответить на вопросы?

Достаю камеру и начинаю записывать. Женщина, сидящая рядом, дополняет, с чем и для чего она пришла на встречу с представителем администрации президента. Говорит громко и очень эмоционально, привлекая внимание присутствующих. Вокруг нас образуется кольцо из людей, многие делают попытки дополнить ее повествование своими рассказами. Становится довольно шумно. Прошу успокоиться, обещаю выслушать всех желающих. Замечаю камеры видеонаблюдения в помещении,  через несколько минут возле стола, где мы беседуем, появляются заместитель председателя городского  исполнительного комитета А. Маркачев.

– А что это за политическую акцию вы здесь устроили? – спрашивает зампред.

– Где вы видите политическую акцию? Отвечает Галина Смирнова.

– Никакой политики здесь нет.

– Мы отработали всю жизнь… – слышится рядом возмущенные голоса пришедших людей.

– Пройдемте со мной, и выключите диктофон.

Беседа заканчивается, так, по сути, и не начавшись.

 

В. М.