Домой Общество Исповедь бобруйского гастарбайтера

Исповедь бобруйского гастарбайтера

По даным независимых экспертов, в России сейчас трудится около одного миллиона белорусов. Еще порядка 500 тысяч человек работают в других странах, прежде всего в Польше, Литве, Казахстане, США, Норвегии, Финляндии. Один из гастарбайтеров – 25-летний Андрей из Бобруйска, поделился с «Бобруйским курьером» своим опытом работы в Москве, откуда он вернулся домой накануне Нового года…

Перед тем как поехать на заработки в Россию я пытался найти работу в родном городе. И на своем опыте убедился, что здесь работу найти невозможно. Даже – низкооплачиваемую. Я много раз звонил по объявлениям о приеме на работу, встречался с потенциальными работодателями. Много раз заполнял анкеты на две страницы. Мне говорили, что «потом позвоним». Но ни разу звонков не было.

Помню, как в одном из магазинов, куда я хотел устроиться грузчиком, продавец мне сказала: «Видно, хотят найти работника с высшим образованием». Потому что пороги магазина оббивали десятки человек, а администрация всем отказывала.

В итоге я отчаялся найти работу здесь, и решил поехать на заработки в Россию. На популярном местном сайте я нашел объявление о приеме на работу упаковщиком чипсов в Подмосковье. Я заплатил посреднику 50 рублей, меня посадили на маршрутку, и в июле 2017 года оказался в России.

Мне обещали в день 1100 российскими. Я проработал около месяца, когда мне в одну из соцсетей вдруг написал друг из Бобруйска и позвал работать в Москву на стройку.  Даже не дождавшись первой зарплаты, я уехал в российскую столицу.

Меня поселили в общежитии. В одной комнате нас было десять человек. Умещались мы благодаря двухъярусным кроватям. С зарплаты за жилье в месяц высчитывалось 8000 российских рублей – это приблизительно 300 белорусских рублей. Один раз в день, в счет зарплаты, мы питались в столовой. Нам пообещали в месяц платить 1500 российских рублей – в день. Регистрацию проживания оформила строительная фирма. А на саму работу официально меня никто не оформлял. Не было ни страховок, ни договоров. То есть, мы являлись трудовыми нелегалами.

Так как у меня не было строительных специальностей, я работал подсобником. Мы делали ремонт 54-этажного бизнес-центра «Москва-сити», собственником которого являлась компания «Транснефть». исповедь бобруйского гастарбайтера, Москва, Беларусь, работа

Поначалу, без привычки, приходилось тяжело. Однако я быстро втянулся, и к нагрузкам привык.

С дисциплиной было очень строго. Работали без выходных, с 8.00 до 20.00. По объекту часто ходили контролеры с трубкой, которые проверяли нас на наличие алкоголя. Если кто-то был нетрезвый, работника сразу выгоняли, а фирму – штрафовали.

В нашей бригаде трудились в основном бобруйчане. Хотя были и россияне, и киргизы. Первое время трудились и два украинца, но потом они уехали домой.

Что касается зарплаты. За полгода нам не выплатили ее ни разу. Нас постоянно кормили завтраками. Единственным источником моих доходов была помощь моего бригадира из Бобруйска. Он со своего кармана дал мне деньги на одежду, когда наступили холода, часто отстегивал на карманные расходы.

Постепенно работников становилось меньше – люди отчаялись дождаться заплаты, и разъезжались. По моим приблизительным расчетам, мне задолжали более тысячи долларов. По свидетельству бывалых гастарбайтеров, которые с нами работали, в России подобное «кидалово» – распространенное явление.

Однажды на объект приехал мэр Москвы Собянин. Нас закрыли в здании на несколько часов. Из окон мы видели многочисленную охрану по всему периметру. Через каждые 30 – 50 метров находилось по телохранителю.

На Новогодние праздники нас отпустили по домам. Что делать дальше – мы пока не знаем. Возвращаться на стройку нет смысла. В Беларуси делать нечего. Остается опять искать работу за рубежом. Буду искать варианты в Москве, Польше. Но оставаться здесь – просто бессмысленно.

Когда я вернулся в Бобруйск, первое что заметил – уныние и грусть в глазах прохожих… Я считаю, что если государство не может обеспечить своих граждан работой, оно должно дать развиваться бизнесу, а не требовать деньги с безработных. Такого, как у нас, нет ни в одной стране мира. Я не надеюсь, что в Беларуси что-то изменится к лучшему. Если за 20 лет ничего не поменялось, я не верю, что вдруг что-то начнет меняться к лучшему. Жизнь становится все тяжелее, и поэтому я не хочу жить в этой стране. Мы здесь никому не нужны, и я буду стремиться к тому, чтобы отсюда уехать… Навсегда…

 

Василий Куликов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите свой комментарий!
Введите здесь ваше имя