Домой Общество Екатерина Соловей: «Я стараюсь дать что-то другим…»

Екатерина Соловей: «Я стараюсь дать что-то другим…»




3 декабря отмечается Международный день инвалидов. В нашем обществе много принято говорить о самореализации людей с ограниченными возможностями. По этому направлению действуют различные программы. Но порой на практике инвалидам приходится рассчитывать на самих себя.

О том, легко ли реализовать себя в обществе, с какими трудностями сталкиваются люди с ограничениями, какие усилия прикладывают для этого, в нашем интервью с психологом, «колясочницей» Екатериной Соловей.

— Екатерина, когда вы почувствовали, что хотите заниматься психологией?

— В 7-8-м классе я знала, что хочу учиться на психолога и заниматься именно этим. Конечно, были сложности. В городе нет вузов, обеспечивающих подобное образование. Нужно было куда-то ехать. В моем положении это очень нелегко и проблематично.

Окончила я школу с золотой медалью, и потом уже стала решать вопросы с поступлением.

Многие знакомые говорили маме — как это она хочет на психолога, — и профессия эта, мол, не прибыльная, и сложно в ее положении, и непонятно где учиться.

Советовали маме, чтобы она уговорила меня закончить что-нибудь экономическое. Но мама моя отвечала — у человека другое призвание, она хочет быть именно психологом, и даже не рассматривала другой вариант, и не давила на меня в моем выборе. А наоборот всячески поддерживала и искала возможности преодолеть непреодолимое.

В итоге я поступила. На сессии нужно было ездить в Минск. Надо было найти квартиру, спускаться по лестнице — при том, что коляска у меня 80 кг, плюс мой собственный вес.

То есть надо несколько мужчин, чтобы каждый день спустить и поднять меня. Потом автобусы, троллейбусы — доехать до университета. Поэтому приходилось искать спонсоров, гостиницу, а это очень дорого.

Уже на последнем курсе университета я вышла замуж, мой муж — программист, и мы уже сами справлялись. Собирали деньги, оплачивали гостиницу и учебу. Так я получила образование по специальности психолог, преподаватель психология, моя специализация — семейные отношения.

— Как вас воспринимали одногруппники?

— Я училась на дому, одноклассников у меня не было. И учеба в университете — это новый, интересный опыт. Ко мне даже многие обращались за помощью.

От времени учебы остались теплые воспоминания. С одной девушкой мы даже стали близкими подругами.

— Как складывалась с детства ваша жизнь в данных условиях? Ощущали ли вы какую-то свою особенность? Были ли болезненные моменты?

— У меня были очень хорошие учителя, которые подходили ко мне с душой. Мы жили на девятом этаже, в нашем доме часто не работал лифт, а тут приходит учитель, которому нужно провести урок, и ему приходится подниматься наверх. И все приходили. Занимались.

Были и болезненные моменты, конечно. Всегда находятся люди, которые посмотрят косо, тыкнут пальцем…

Когда ты ребенок, и видишь такое отношение — это все болезненно воспринимается. Здесь меня очень поддерживали близкие, родные. Они говорили мне так: дураков на свете хватает, умный же человек тебе такого ничего не скажет. А если из-за каждого расстраиваться, плакать, тебе не хватит слез.

Потом, когда я уже поступила, преподаватель в приватной беседе озвучил тоже самое, и что это не моя проблема, а того человека.

Родители еще говорили мне, что ты такая, как все. Когда тебя растят с таким подходом и дают такой посыл, ты вырастаешь с ощущением нормальности. И, несмотря на свое положение, особенности, сложности тоже ориентируешься на нормальную жизнь — выйти замуж, получить образование, найти работу.

— Трудно ли вам было найти работу?

— Я окончила учебу и целый год вела переписку, чтобы мне нашли место. Я приложила много сил для самореализации, обратилась к главе Ленинской администрации, и для меня создали рабочее место. Но все это через борьбу, через войну… В обществе постулируются какие-то принципы, но когда ты пытаешься что-то делать для себя, причем, не что-то сверхзапредельное, а самые обычные вещи, — выходит все наоборот.

Очень многое держится только на собственном энтузиазме. Хочешь работать, хочешь реализоваться, как говорится — «per aspera ad astra». И здесь очень важна поддержка близких людей.

Я веду психологический кружок «Самопознание» от Центра творчества детей и молодежи на базе ТЦСОН Ленинского района. Это творческие проекты, групповая, индивидуальная работа, тренинги. Я работаю с подопечными отделения дневного пребывания инвалидов.

И я очень довольна тем, что здесь происходит. Я вижу, что для этих людей в центре созданы нормальные условия, — чтобы они могли развиваться, общаться. Мне нравится работать с ними. Они хорошо идут на контакт.

Также занимаюсь и со здоровыми людьми. Я получаю обратную связь и понимаю, что я делаю что-то полезное для них. Я стараюсь дать что-то другим. Такова моя жизненная позиция.

— С какими проблемами вам приходилось сталкиваться в процессе работы?

— Около года, чтобы добраться до работы, я половину зарплаты вынуждена была отдавать на соцтакси. Много обращалась по этому вопросу. На сегодня проблема решена. В автопарке есть определенный процент автобусов с откидным пандусом. Я подстроилась под расписание одного их них, и жду его на остановке.

Первое время было очень проблематично. Водители — я не знаю почему — отказывались откидывать пандус, хотя это дело десяти секунд.

А однажды мне чуть не сломали коляску, когда завозили в автобус. В итоге я потратила много нервов. Потом за мной закрепили конкретного водителя, он очень хороший.

Для многих это обыденно — ездить в автобусах. Мне же первое время не верилось в это, -. у меня была такая внутренняя радость, что я еду на работу в общественном транспорте, и в этом отношении ощущала себя совершенно обычным человеком.

Большая проблема — отсутствие нормальных пандусов в городе, в подъездах. Что бы выйти из дома, мне нужно было постоянно находить тех, кто бы помог.

Хочу сказать, что в обществе поощряется активность людей с ограничениями, и говорится, что им нужно реализовываться. А на практике я часто слышала — девушка, вы много хотите. В итоге тебя опускают до уровня человека с протянутой рукой.

Власти говорили так: если вы хотите выбираться из дома и иметь «человеческий» пандус, а не когда вас впятером тянут по опасному пандусу, то устройте себе сбор средств.

Но я не хотела идти этим путем. Я просто старалась не сдаваться. И мы семьями сложились — мои родители, родители мужа, — и оборудовали за собственные средства (пришлось брать также кредиты) пандус.

На это ушло 70 млн. рублей. Конечно, это очень ударило по семье. Мы сделали пристройку — балкон, а через балкон выход на улицу. Теперь я могу беспрепятственно выезжать из дома на работу и попадать домой. Потому что, например, однажды дома никого не оказалось, и мне пришлось полтора часа ждать на улице, пока кто-то придет, — некого было попросить помочь.

Мне непонятно почему так происходит, почему только частные магазины и банки имеют хорошие пандусы, а государственными воспользоваться практически невозможно. Ведь мы все платим налоги, и такие программы должны реализовываться за счет бюджета…

— Ваш кружок называется «Самопознание». Насколько важно, по вашему мнению, для человека самопознание, психологические знания в жизни?

— К сожалению, у нас достаточно распространён стереотип «Мне к психологу не надо, я пока ещё не псих».

Думаю, для понимания здесь уместна аналогия со спортом. Можно жить и не заниматься спортом, однако люди, которые им занимаются, свидетельствует об улучшении физического самочувствия, повышении жизненного тонуса.

Так и с психологией. Можно отшучиваться «я не псих», можно многое игнорировать, лелеять свои предубеждения и жить, как живётся. Однако, несомненно, психологические знания о себе (самопознание) и о других — улучшают качество жизни.

Психолог не навяжет вам, как многие опасаются, определённого поведения, но поможет, глубже анализируя и лучше понимая свои мотивы и желания, принимать более осознанные решения.

Часто так же можно услышать довод «я сам себе психолог». Безусловно, определённые навыки самопомощи и самоанализа есть у большинства. Так, в принципе, каждый способен приготовите себе еду, сделать причёску, но качество будет несколько отличаться от еды, приготовленной шеф-поваром, и причёски, выполненной профессионалом.

— Спасибо за интервью. Успехов вам в вашей работе.

Виктория Виноградова