Домой Культура «Дежа вю» – еще одна премьера на малой сцене

«Дежа вю» – еще одна премьера на малой сцене

Выпускница БГАИ и труппа бобруйского театра представили зрителю историю жизни маленького человека с большими мечтами.

В минувший уикенд – 21 и 23 февраля – в театре драмы и комедии имени Винцента Дунина-Марцинкевича состоялась очередная премьера – «Дежа вю»…

В начале ноября на малой сцене нашего театра в рамках театральной лаборатории Республиканского фестиваля белорусской драматургии проходила читка пьесы Ольги Прусак «Déjà vu». Однако основное зрительское внимание в эти же дни было направлено на другую пьесу витебского драматурга – «Сиртаки», которую «дунинцы» представляли на большой сцене в рамках фестивального конкурса. Но всего спустя несколько месяцев «Дежа вю» предстало самостоятельным премьерным спектаклем.

Уже на фестивале трогательная история о нелепой и наивной женщине Кате запомнилась и выделилась среди всех проведенных читок. В первую очередь, тем, что актрисе Алле Граховой за пару фестивальных дней удалось органично создать яркий узнаваемый образ. Театральные критики и участники фэста дружно рекомендовали пьесу к постановке.

Директор театра Вероника Винель прислушалась и предложила режиссеру читки Евгении Давиденко завершить начатое.

Для выпускницы Белорусской государственной академии искусств Евгении эта постановка отнюдь не была режиссерским дебютом, но стала дипломной работой. Давиденко много работает в столичном Центре белорусской драматургии над различными экспериментальными проектами. И она этот спектакль тоже восприняла, в некотором роде, как эксперимент:

– Этот псевдодокументальный материал мне был интересен, как режиссерский эксперимент. Насколько зритель готов час смотреть на такую монотонную историю про кого-то? – делится мыслями постановщик. – И любопытно, что два зала реагировали по-разному: на первом показе все были настроены очень серьезно, как будто бы что-то предчувствовали, и поэтому «финал выстрелил»; на втором показе наивность главной героини была воспринята позитивнее, веселее… Здесь срабатывает узнаваемость персонажа и готовность принять человека, который тут передо мной «балуется».

«Дежа вю», премьера, спектакль
«Дежа вю». Влад (арт. Дмитрий Тужаков), Катя (арт. Алла Грахова) и Таня (арт. Виталина Лебедева)

Постановочный процесс занял два месяца. К Алле Граховой добавились актрисы Виталина Лебедева и Мария Дорогобед, играющие Таню, и новичок труппы – артист Дмитрий Тужаков, создавший образ оператора Влада (молодые авторы телевизионного фильма о необычной женщине из провинции). Они отражают Катю плохо скрываемым первоначальным иронично-циничным к ней отношением и одновременно устанавливают для зрителя этическую границу, мол: «Не стоит нам уподобляться!..»

«Дежа вю», премьера, спектакль
«Дежа вю». Таня (арт. Виталина Лебедева)

Перед Аллой Граховой стоит задача одновременно сложная, но по-актерски благодарная – показать всю нелепость (порой – до уродства и отвращения) Кати и вызвать к ней сочувствие (обязательно – еще до драматичного сюжетного разворота). И актриса вместе с режиссером справляются с ней блестяще!..

Правда, в отличие от читки (когда Алла Игнатьевна, возможно, сама находилась под влиянием обаяния Кати) показалось, что был несколько смещен баланс от трогательности в сторону гротеска, а на этом важном соотношении держится вся конструкция спектакля. Чуть переборщила с гротеском – не сработает драматичный финал.

Для того, чтобы он все же сработал, сделано много. Это, конечно, многочисленные актерские находки Граховой. Это – прием визуализации, когда на белый задник-тюль транслируется «картинка» с видеокамеры оператора и фото с дисплея смартфона. Это – визуальные приемы из финальной части спектакля, когда главная героиня уже не появляется на сцене – только видео на экране-заднике, в теневом театре и на графическом живом рисунке на том же на экране – под кистью, водимой чьей-то невидимой рукой, возникает и растворяется, смывается: «Жизнь, словно сон, была и не была»…

Дежавю – это малоизученное психическое состояние, при котором человек ощущает, что он когда-то уже был в похожей ситуации или в подобном месте. Судя по всему, по задумке автора пьесы, именно что-то подобное должен испытать зритель, встретившийся с этой героиней, с историей жизни маленького человека с большими мечтами. В странности ли героини здесь дело или все же – во взгляде, пристальном и способном на сопереживание?!

Уже очень скоро – 6 и 7 марта – 75-й театральный сезон в нашем театре продолжится еще одной премьерой на малой сцене – спектаклем «Старая зайчиха» по пьесе Николая Коляды в постановке Ларисы Покревской.

 

Александр Богданович
Фото автора