«День политрука»

«День политрука»

ПОДЕЛИТЬСЯ

(Тридцать седьмая глава из романа в фельетонах «Бобруйск и его жЫвотные, или Невероятные приключения Вацлава Принципа в стране победившего идиотизма»)

 

И пришло в их царство-государстве время оно. И укрепились идеологи в градах и посадах. Аки звери бобруйские – чудо-юдо невиданные.

И стали они окормлять свою идеологическую паству пропагандистскими байками и собирать такую же мзду…

Бобруйск в этом плане ничем не отличался. Следовал в заданном русле. Его руководство проводило политику «партии и правительства» в массы так же, как и в других «градах и посадах».

Продолжали, стало быть, укреплять свои реваншистские позиции в отдельно взятом, захваченном, прихватизированном государстве.

А когда укрепили – пошли дальше. Туда, куда и «Советы» в свое время не лезли. Куда никакой-такой Макар, весьма подозрительный субъект неизвестного мировоззрения, телят не гонял.

Например, в советское время было так: диссидент ты форменный али какой недовольный – тебе всё равно было гарантировано трудоустройство.

Если не кружок ккой-нибудь, сообразно гуманитарным склонностям и образованию (что тоже могло быть), то, по крайней мере, – работа истопником/кочегаром, сторожем, дворником – всегда была гарантирована.

Государство сюда не лезло.

А тепереча как стало?

Компьютеризация всея страны! Всеобщая компьютерная грамота!

Засветился в разговорах неугодных, в пикетах, демонстрациях или в партиях каких политических – тебя тут же вводят в компьютерную базу. И – всё. Добро пожаловать, в чёрные списки!

Например, придёт такой диссидентствующий человек, не говоря уж про политического активиста,  устраиваться сторожем, – открывает  зам. начальника по идеологии и кадрам того предприятия, куда он пришел, спецфайл в компьютере, – базу «нежелательных элементов», – ага, так ты, мил человек, оказывается «не наш». Супротив политики партии и правительства суёшься!

Ну, или не скажут пришедшему ничего. Откажут «молча», без объяснений. Нету, мол, вакансий. (В сторону – «для вас»).

Контролировать эти «процессы» в Бобруйске тогда был поставлен бывший политрук, заслуженный деятель идеологии Василий Иванович Шмыгарёв.

Тот, кто был до него на этой должности  – карьерист из «нью-комсомольцев», товарищ Питкин, – того «ушли» на повышение. «Заделали» главным «кадровиком» «города жЫвотных». Поставили руководить организационно-кадровым отделом горисполкома. То есть – «смотрящим» за «начальствующими» жЫвотными. Словом – главным бобруйским «жЫвотноводом».

А Василий Иванович, на заре «п-резидентской молодости» тамошнего тьму(тьфу!)тараканского правителя, будучи сокращенным из рядов «советской армии», сначала поруководил местными коммунистами, а потом вот по линии идеологии попёрся.

Двадцать лет перед тем он – как политработник – одуреманивал коммунистической пропагандой подчинённых ему солдат.

Теперь же в его функции входило то же самое, но уже в отношении «гражданского» населения».

«Я свой народ за цивилизованным миром не поведу», – сказал как-то в минуту откровения «Верховный вождь». Чин гач гук, так сказать, наших дней. И Василий Иванович исполнял «повеление», всё делал для того, чтобы люди, народец, то бишь, не пошёл в сторону цивилизации.

Чтобы бродил он, как потерянный, в историческом тумане неопределённости… В ситуации отсутствия выбора…

Передвигался бы – короткими перебежками – в сторону первобытнообщинных пещер и доисторических деревьев, с которых их «снял» Дарвин (правда, ему никто не верил).

«У меня ведь «голубая кровь»! Мой род столетиями служил государству, русским царям!» – хвалился Василий Иванович. Забывая добавить, что «цари» эти и это самое «государство» – были пришлыми, не свойственными тутошним местам «образованиями». Или –  «новообразованиями».

В общем, чего греха таить, захватчиками они были, поработителями. А стало быть, род Шмыгарёвых служил им…  В общем, понятно, ху из ху…

«И так будет всегда! – кричал на собраниях, идеологически пьянея от своих слов, Василий Иванович. – Всегда, до скончания времен!.. Пусть даже вы – или, скажем, вот вы, проживете 120 лет – никогда вы здесь не увидите тех изменений, о которых мечтает оппозиция во главе с Вацлавом Принципом! – пророчествовал Василий Иванович, нервно дергая ногой.

«Ага, «День политрука», – повторяющийся раз за разом, по принципу дурной бесконечности, – язвительно заметил Принцип, когда ему поведали об этих «мечтаниях» Шмыгарёва. И добавил: – Как говорится: маразм – крепчал, деревья – гнулись…»

Между тем, освоившись на новой должности, Шмыгарёв взялся за удушение «Предпоследних новостей» с удвоенной силой. Это являлось специальной государственной программой, касающейся всех независимых СМИ, – такой вот «захват и удушение». Довольно криминальное, надо сказать, деяние если читать уголовный кодекс…

Душить душить и еще раз душить! Как завещали великий… Как учит нас…

Чтоб всякие там СМИ, возникшие в этой жизни по временному историческому недоразумению, не смотрели, не видели, не знали, как высшая чиновническая «знать» воровать из бюджета будет. Как она свои коррупционные дела обтяпывать станет… Ведь если все честно и по закону – как тут разбогатеешь, как приобретешь, скажем, четыре квартиры, виллу, две, нет, лучше – три, элитных машины  и т.д.  и т.п.

«Если все честно и по закону –  тогда чего чиновникам независимые СМИ бояться?..» – размышлял в минуты гневного отдохновения Вацлав Сигизмундович.

В самом деле – нечего. Но – боялись. И – душили.

С государством, тем более имеющим криминальное мышление, бодаться тяжело. Очень плохо для это бизнеса, когда его конкурентом являются не другие «бизнесы», а – власть. То бишь, те, кто засел «наверху» и назвал себя таковой.

Вацлаву Сигизмундовичу, в его положении, нельзя было позавидовать. Хоть многие и пробовали, не зная, не видя истинной сути вещей.

Но на самом деле всё было чрезвычайно «запущено»: в общество, где умудрился существовать Вацлав Сигизмундович, вползали, аки змеи, старые проверенные методы контроля и репрессий.

Созданная «идеологическая вертикаль» вполне себе заменила власть коммунистическую. И, опираясь на КГБОП – Комитет государственной борьбы с оппозицией (который даже не посчитал нужным «прятаться», мимикрировать, и не сменил название), – выстроившись «свиньёй», пошли в «генеральное» наступление. По всему идеологическому и прочим административным «фронтам».

Принцип «отстреливался» фельетонами. Иногда – «юридически обоснованными» заявлениями: и в газете, и – в «органы».

«Предпоследние новости» продолжали работать, находясь на положении «осадной крепости».

 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ