Домой Общество Дело о двойном убийстве: день шестой…

Дело о двойном убийстве: день шестой…

дело о двойном убийстве, день шестой, суд
Перед заседанием суда…

Сегодня в суде города Бобруйска и Бобруйского района – шестой день слушаний по делу об убийстве двух девушек на улице Лынькова. Мы продолжаем репортаж из зала суда.

10.35

В начале заседания судья спросил, как себя чувствуют обвиняемый и потерпевшая сторона – мать Олеси Климовой. Мама погибшей Кристины Крюшкиной на суд не пришла. Со стороны подсудимого в зале присутствуют его мать и ещё несколько человек.

дело о двойном убийстве, день шестой, суд

Судья Михаил Мельников продолжает оглашение протоколов осмотра квартиры, в которой произошла трагедия. Зачитывает об обнаружении двух ножей в ванной со следами крови. Предполагаемые орудия убийства были найдены при повторном осмотре. Как заметил судья, «при первоначальном осмотре ванной не обнаружили, забыли пакет отодвинуть». Он спросил у обвиняемого, как ножи там оказались.

«Не могу объяснить, – ответил Осипович. – Не было там никаких пакетов».

«Вы выбрасывали туда ножи?» – задал вопрос судья.

«Возможно», – сказал подсудимый.

Далее оглашается протокол осмотра дворовой и прилегающей к дому № 31 по Лынькова территории в радиусе ста метров. Каких-либо объектов, имеющих значение для дела, не было обнаружено.

Мать Олеси Климовой задала вопрос, куда делась одежда девушек.

«Если в мусорках нет, то где одежда?»

«Должна быть там», – ответил Осипович.

«Может, сообщник был?» – спросила мать погибшей.

Судья также зачитал протокол осмотра квартиры в доме №30 по улице Ульяновской, которую снимала Кристина Крюшкина. Значимых для дела предметов найдено не было.

10.55

Судья зачитывает показания Александра Осиповича из допроса от 20 июля.

Обвиняемый рассказывал, что после работы 19 июля вместе с напарником Владимиром К. в районе Даманского пошёл в магазин за пивом. В «Брусничке»  они купили две двухлитровые бутылки пива и во дворах вместе его распили. Потом возле дома №31, где проживала мать Осиповича, он встретил знакомого Андрея В. (он давал показания в пятый день слушаний) С ним договорились завтра поехать на дачу, чтобы сделать печную трубу. Уже втроём приятели снова пошли в магазин за пивом. Осипович также отметил, что там же, во дворе, встретил знакомого, с которым подрался. А после того, как всё пиво было выпито, поехал к сожительнице Марине (показания которой зачитывались на предыдущем заседании).

Около 21 часа Осипович приехал в кафе «Престиж».
«Когда я танцевал, ко мне подошла незнакомая девушка, и сказала, что знает меня, и знает, что меня зовут Саша. Я ей сказал, что её не знаю, и на этом общение с ней прекратил», – говорил в показаниях обвиняемый.

Он утверждал, что собирался взять такси и ехать домой, к сожительнице. Уходил из кафе в 4 утра, после закрытия.

«Когда я подошёл к такси, ко мне подошла та девушка с подругой, незнакомой мне. Подруга была немного полноватая, с тёмными волосами. Девушки спросили, куда я еду. Я сказал, что еду на Даманский, я хотел переночевать у матери. Девушки предложили поехать вместе и заехать за пивом», – рассказывал далее Осипович о события, предшествующих убийству девушек.

На заправке мужчина с девушками купили пиво и копчёную рыбу. К дому, где проживала мать Осиповича, подъехали к 5 утра. За такси рассчитывались девушки, отметил обвиняемый. Затем девушки поднялись к нему.

В квартире, на кухне, пили пиво, ели рыбу.

«На разделочной доске лежал самодельный нож, которым я впоследствии нанёс удары одной из девушек», – отмечал Осипович.

Своих имен девушки не называли, со слов подсудимого, просто сказали, что они местные. Конфликтов во время распития пива не возникало.

Около 6 утра Осипович стал собираться на работу, но не мог найти свои ключи. Девушки тогда якобы стали смеяться и одна из них сказала, что выбросила ключи в окно. Мужчина спустился во двор, искал ключи около 20 минут, и очень разозлился. Вернулся и хотел выгнать девушек. Но увидел, что они роются в его вещах, а потом закрылись в ванной комнате, стали кому-то звонить.

Осипович утверждает, что когда он открыл ванную комнату, одна из девушек набросилась на него с молотком. Тогда он выхватил молоток и стал избивать её. Вторая девушка выбежала на кухню.

«Наносил удары девушке по левой стороне головы. Потом она обмякла, я понял, что она умерла. Вторая девушка накинулась на меня с ножом со словами «я тебя сейчас завалю». Я выхватил нож и толкнул её в ванну, и нанёс ей удар в шею слева. У неё сильно пошла кровь. Я усадил её на пол в ванной, после этого помыл руки и нож. Я понял, что девочки мертвы. Я выпил на кухне пива, снял шорты в крови, замочил их в ведре со стиральным порошком. Также снял трусы и постирал их.

Я решил немного поспать. Когда проснулся, решил немного прибраться, потому что было много крови. Тела девушек положил в ванную. Я раздел девушек, их одежду и обувь сложил в пакет и решил выбросить одежду в мусорку, туда же положил мобильные телефоны девушек, и хотел идти сдаваться в милицию», – зачитывал судья показания Осиповича.

Мужчина рассказывал, что выбросил одежду в мусорные контейнеры во дворе (одежда так и не была найдена во время осмотра мусорных баков).
Потом сходил  в магазин, купил пива, позвонил знакомому, попросил получить за него зарплату.  После этого снова заходил в магазин, купил мусорные пакеты, «потому что они были на скидке».  Потом Осипович сидел на лавочке возле подъезда, где его и нашли сотрудники милиции.

11.10.

Начинается просмотр видеозаписи допроса Осиповича 20 июля.

«Наберитесь терпения, нам предстоит просмотреть 18 дисков, – предупредил судья. – Обратите внимание на состояние подозреваемого, его внешний вид».

На первом диске только видеоизображение, звука из-за технической неполадки нет.

«Хочу обратить внимание суда, насколько спокойно он себя ведёт во время допроса, – заметила мать Климовой. – На допросе прошло не более пяти часов после убийства, а он настолько спокоен. Какие тут могут быть угрызения совести?»
«Ваши замечания будут отмечены в протоколе», – заметил судья.

Стороны пришли к мнению, что смотреть более, чем часовую запись без звука, нет смысла. Расшифровку показаний зачитала прокурор.

12.20

Из расшифровки видеозаписи допроса, которую зачитывает прокурор, выясняется, что одну девушку Осипович убил молотком, вторую – ножом. Как он утверждает, удар ножом был лишь один. Лезвие длиной 10-12 см полностью вошло в шею. «Девушка захрипела и осела на пол», – говорил обвиняемый.

«Почему вы не пытались оказать девушкам помочь?» – спрашивал следователь.

«Я понял, что они мертвы, что уже ничем не поможешь»,  – отвечал Осипович.

«Когда вы поняли, что наделали, что чувствовали?»  –  был следующий вопрос к обвиняемому.

«Ну, что натворил беды», – говорил подсудимый на допросе.

Осипович не пошёл на работу в то утро, позвонил и сослался на придуманную причину – якобы его сожительницу сбила машина.

«Какие мысли вас посещали? Что планировали делать?» –  задавал вопрос следователь.

«Хотел прибраться. Думал, пойду в магазин, куплю сигарет, и пойду сдаваться», – рассказывал обвиняемый.

«Почему сразу этого не сделали?»

«Уставший был, прилёг и заснул».

После того, как проснулся, Осипович стал убираться, вытирать кровь. Но мёртвые девушки в ванной комнате на полу ему мешали, и он переложил их в ванную.

«Раздел их, сложил их одежду, выбросил, не знаю, зачем я это делал», – рассказывал мужчина.

Пол от крови Осипович вытирал полотенцем и халатом матери. Когда полотенце пропитывалось кровью, он споласкивал его в мойке на кухне.

«В какой момент вы решили снять одежду?» – спрашивал следователь.

«Девушки лежали в ванной, их ноги свисали, и кровь капала на пол. Ну я тогда подумал,  что надо снять шмотки, чтобы не капала одежда», – пояснял обвиняемый.

Следователь пытался выяснить, зачем нужно было раздевать мёртвых девушек полностью, снимать с них в том числе нижнее бельё. Осипович объяснял это тем, что всё «было в кровищи».

«Как вы себя чувствовали себя в тот момент, когда убирали?» – обращался сотрудник милиции к Осиповичу.

«Вырвало два раза, тошнило», – был ответ.

Следователь задавал вопросы о том, что мужчина собирался делать после убийства, спрашивал про те самые три рулона мусорных пакетов, которые Осипович купил утром после того, что сделал:

«Александр Викторович, вы говорите, что собирались идти в милицию, и вас интересовали мусорные пакеты?»

«Я увидел, что на них скидка, и купил», – продолжал твердить Осипович.

«Что вам мешало сразу вызвать милицию?» – спрашивал следователь.

«Ничего. Не знаю», – отвечал обвиняемый.

«Что можете сказать по поводу содеянного?» – закончил допрос о произошедшем сотрудник милиции.

«Виноват, раскаиваюсь, очень жаль, что так получилось, могло быть всё иначе», – сказал Осипович.

Объявлен перерыв до 13.00.

13.10

дело о двойном убийстве, день шестой, суд

После перерыва продолжается исследование показаний обвиняемого. Присутствующим показывают видеозапись повторного допроса Осиповича от 22 июля.

Когда следователь спрашивает мужчину о его детстве, юности, он рассказывает, что учился средне, на тройки-четвёрки, больше всего в школе ему нравилась физкультура. После 9 классов пошёл учиться на токаря. Но проучился всего два месяца, и бросил училище. Дальнейшее образование получал уже в местах лишения свободы.

Также Осипович рассказал, что состоит на учёте у нарколога с диагнозом «хронический алкоголизм».

 14.40

После просмотра видеозаписи допроса прокурор спросила обвиняемого, нанёс ли он удар одной из девушек в кухне. Он ответил: «Да, Крюшкиной, рукой. За то, что смеялась в лицо издевательски». Но телесных повреждений после удара не было, утверждает мужчина.

«Это всё сказка, то, что мы прослушали. Кто это выдумал всё? Это ведь всё разлетелось по показаниям свидетелей здесь»,  –  эмоционально высказалась мать погибшей Олеси Климовой.

Судья спрашивает Осиповича, кто из девушек выбросил ключи в окно. Ответить обвиняемый не может. Мать Климовой высказывает сомнения, что ключи вообще были выброшены.

«Но я ведь выходил на улицу», – сказал Осипович.

«А вас кто-то видел, как вы выходили?» –  спросил судья.

«Нет», – ответил подсудимый.

Судья упоминает, что в ванной были найдены две целые сигареты. Спрашивает у Осиповича, как они там оказались. Но обвиняемый утверждает, что в ванной девушки не курили, он тоже, и не знает, откуда там сигареты.

На вопрос о том, как Осипович открывал дверь в ванную, он рассказал, что пытался ножом, в итоге сорвал защёлку и так открыл (напомним, на записи телефонного звонка девушек на линию 102 они кричали, что мужчина ломится в ванну с топором).

«А когда я вырвал дверь, на меня напала Климова», – сказал Осипович.

«Почему вы поехали с девчатами на квартиру матери?» – задаёт вопрос судья.

«Не знаю», – ответ подсудимого.

«Вы хотели вступить с ними в половую связь?» – вопрос суда.

«Нет», – продолжает утверждать обвиняемый.

Судья спросил, какой частью молотка Осипович наносил удары Климовой. Мужчина ответил, что всеми частями  – «и обушком, и гвоздодёром».

На вопросы судьи о причинах таких действий мужчины, он отвечал: «Не знаю, не помню, не могу объяснить».

«Вы вырвали у Климовой молоток. Для вас опасности никакой нет. Вы – мужчина, вы сильнее. Зачем вы стали её бить?» – пытался понять судья.

«Я сам себе не могу это объяснить», – отвечал Осипович.

«По Крюшкиной. Вы вырвали у неё нож. Климова при этом лежит на полу в ванной. Опасности для вас никакой нет. Зачем вы наносили ей удар в шею?» – продолжает судья.

«Я не могу объяснить», – повторяет обвиняемый.

15.05

«Вы несколько раз упоминали во время допроса, что вы хотели идти в милицию сдаться. Зачем нужно было покупать три упаковки мусорных пакетов?» – спрашивает судья.
«Увидел дешёвые, по 20 или по 30 копеек. А так упаковка рубль с чем-то. Дома не было пакетов. Не знаю, как-то так получилось», –  совершенно спокойно отвечает Осипович.

«Вам вменили, что вы Климовой нанесли удары не только молотком, но и ножом», – упомянул судья.

«Я не наносил ей удары ножом», – утверждает обвиняемый.

«Значит, сообщник был…», – тихо заметила мама Олеси Климовой.

Что-либо добавить к видеозаписям допроса Осипович не захотел.

Мама Климовой задала вопрос, зачем уголовнику-рецидивисту, который якобы хотел сдаваться в милицию, мыться, делать уборку дома.

«Ты помыл пол, сам помылся, оставалось только разрубить их и разложить по пакетам», – женщине было очевидно непросто сдерживать эмоции.

Осипович эти слова никак не прокомментировал.

 

Судья объявил перерыв до 13 декабря, 10.00.