Домой Общество Дело о двойном убийстве: день седьмой…

Дело о двойном убийстве: день седьмой…

Бобруйск, суд, дело, двойное убийство, день седьмой10.10

В суде Бобруйского района и г. Бобруйска продолжаются слушания дела Александра Осиповича, которого обвиняют в убийстве двух девушек в июле этого года. Сегодня – седьмой день слушаний. Журналист «Бобруйского курьера» работает в зале суда.

Заседание перенесли в другой зал, меньший по размерам, со скамейками в один ряд.

В начале заседания мать погибшей Климовой заявила, что не хочет сидеть рядом с близкими обвиняемого, потому что они «ведут себя вызывающе».

Судья пояснил, что расположение лавок обусловлено размером зала, и подчеркнул, что заседание открытое, для всех.

Продолжается исследование материалов дела. Прокурор зачитывает описание следственного эксперимента. Подробно рассказывается об ударах, нанесённых девушкам Осиповичем. Секретарь суда включает видеозапись следственного эксперимента.

«Завис» компьютер, объявлен перерыв на 10 минут.

Бобруйск, суд, дело, двойное убийство, день седьмой

10.45

Продолжается просмотр видеозаписи следственного эксперимента.

На видео девушка-статист берёт молоток. Осипович продолжает утверждать, что в то утро 20 июля Олеся Климова пыталась на него напасть и ударить молотком.  Он выхватил инструмент и ударил в лобно-теменную область справа.

«От удара девушка закрыла глаза и немножко присела, – рассказывает Осипович, – Потом я остриём бил по голове, всё в одно место,  после шестого удара она присела на корточки. Нанёс около восьми ударов, и когда она сидела, и пошла кровь, я её уже не бил».

Далее Осипович рассказывает, как убивал Кристину Крюшкину, которая якобы выбежала к нему из кухни с ножом. На видео мужчина абсолютно спокойно, сопровождая словесным описанием свои действия, показывает с помощью макета ножа, как нанёс Кристине удар в шею.

В ходе следственного эксперимента установлено, что подозреваемый нанёс «девушке №1» (Олеся Климова) около восьми ударов молотком в область головы, при этом один удар –  боковой частью инструмента, остальные  – гвоздодёром; «девушке №2» (Кристина Крюшкина) нанесены удары ножом в шею.

После просмотра видео судья спрашивает обвиняемого:

«Вы подтверждаете то, что показали в ходе эксперимента?»

«Да, подтверждаю», – отвечает Осипович.

Прокурор спрашивает:

«Вы говорили, что выхватили молоток правой рукой, а потом молоток оказался в левой. Как вы это объясните?»

Осипович неразборчиво пытается объяснить, что точно не помнит, как молоток оказался в левой.

«Какой рукой наносили удары?» – уточняет прокурор.

«Левой»,

«Как оказался молоток в левой руке?»

«Не знаю», – говорит Осипович.

«Откуда взялись ножевые ранения у моей Олеси? Ты глумился над телом?» – спрашивает мама Климовой.

«Я не бил её ножом», – утверждает Осипович.

«Так кто тогда бил? Был ещё один товарищ?» – мама погибшей девушки снова предполагает, что мог быть сообщник.

11.05

Прокурор зачитывает описание следственного действия, во время которого Осипович показал, в каком кафе отдыхал вечером 19 июля. Вместе со следователем они приехали к кафе «Престиж».

Обвиняемый ещё раз рассказал, как пришёл туда, что был выпившим, как уезжал на такси, и с ним, с его слов, напросились ехать Олеся и Кристина. Далее участники следственного эксперимента поехали к ночному магазину на улице Минской. Осипович рассказал, что пиво ему не продали, тогда таксист рассказал, на какой заправке можно купить спиртное. Следственное действие продолжилось на заправке на улице Чехова.

Осипович сказал, что оттуда он с девушками поехал в квартиру матери, на Лынькова, 31.

Участники эксперимента поднялись на пятый этаж, в квартиру подозреваемого. Там мужчина подробно рассказал о событиях утра 20 июля. Заметил, что свои ключи положил на трюмо в прихожей и пошёл на кухню. Девушки при этом шли за ним.

На кухне они втроём сели за стол и стали пить пиво, курить. В 5.45 «запищал будильник» на телефоне мужчины.

Осипович пошёл собираться на работу, но не нашёл свои ключи на трюмо. Предположил, что они могли взять ключи, когда он выходил в туалет.

«Вы утверждаете, что девушки выбросили ключи в окно. Зачем им это?» – спрашивал следователь.

«Я не знаю», – отвечал подозреваемый.

Потом он показывает, как ударил Кристину Крюшкину, когда она якобы смеялась, сказав, что ключи они выбросили в окно. После удара Осипович пошёл на улицу искать ключи.

«Почему девушки остались в квартире? – спросил следователь. – Вы оставляете незнакомых у себя?»

«Так ни ключей нет, ничего не было, что оставалось делать? Почему девушки остались, не знаю» – был ответ Осиповича.

Подозреваемый утверждал, что когда он вернулся, одна из девушек рылась в трюмо. Увидев его, с криком «Он пришёл» кинулась в ванную, за ней – её подруга. Они там закрылись. Защёлка в двери слабая, одна из девушек держала дверь.

«В ванной они громко с кем-то разговаривали», – рассказывал подозреваемый.

Потом Осипович показывал, как выдернул дверь: «Я дёрнул дверь и смотрю, что молоток уже летит мне в голову». Тогда он двумя руками выхватил молоток и сам ударил девушку (Олесю Климову).

Далее рассказ сходится с тем, что было показано в ходе  эксперимента в здании Следственного комитета и озвучивалось ранее в ходе судебного заседания.

Затем на примере манекенов Осипович продемонстрировал, как положил уже мёртвых девушке в ванну – Олесю Климову первой на правый бок, на неё – Кристину Крюшкину. Рассказал, как снимал с них одежду и складывал её в пакет, туда же положил мобильные телефоны девушек. Затем вынес это всё на мусорку возле дома.

Следственное действие продолжилось на площадке с мусорными контейнерами во дворе дома №39 по улице Лынькова. Осипович утверждал, что именно туда выбросил пакет с одеждой девушек, а затем пошёл в «Евроопт» на 50 лет ВЛКСМ.

После зачитывания расшифровки следственного действия объявлен перерыв на 10 минут.

12.25

В суд явились два свидетеля, ещё не дававших показания.

В зал приглашают Игоря Д., сожителя Олеси Климовой. Мужчина рассказывает, что был трижды судим по статье «Хищение имущества». Осиповича Александра раньше не видел. Обвиняемый так же сказал, что не знает Игоря.

Свидетель рассказал, что они с  Олесей Климовой жили вместе с 2014 года. Вражды не было, отличные отношения складывались с матерью Олеси, что подтвердила и сама женщина.

Про погибшую свидетель говорит, что она была хорошим человеком, стеснительной, тихой и спокойной, агрессии не проявляла, даже в состоянии алкогольного опьянения. Спиртным не злоупотребляла, могла выпить по праздникам, в компании. При этом свидетель отметил, что, выпив, девушка легко шла на контакт с чужими людьми. Со слов Игоря, Олеся ему не изменяла, во всяком случае, он об этом не знал.

Мужчина работает в России, но когда приезжал домой, уверяет, что Олеся всегда была с ним, «даже в магазин одна не выходила». Девушка не работала, долго не могла устроиться, потому что с предыдущего места работы её уволили по статье. Жила пара за его средства.

О том, что Олеся умерла, мужчине рассказала Анжелика Т. Она же, по его словам, была единственной подругой его сожительницы. Кристину Крюшкину свидетель в окружении сожительницы никогда не видел, также она про неё ничего не рассказывала. С Осиповичем Олеся тоже не была знакома, утверждает свидетель.

Про обстоятельства гибели девушки свидетель знает только по материалам из интернета. Последний раз перед утром, в которое произошла трагедия, они с Олесей переписывались 19-го июля. 20-го он пытался ей писать ещё, она была он-лайн, но уже не отвечала.

12.43

Следующим даёт показания Анатолий Д., сосед Осиповича по двору, ранее потерпевший от него. Как он сам рассказал, обвиняемый его «порезал, но конфликт был не очень серьёзным – пара ударов в живот и спину».

Про Осиповича Анатолий рассказывает,  что знает его с детства, но близко они не общались.

Олесю и Кристину свидетель не знал. Матери Климовой он также не знаком.

19 июля мужчина встретил Осиповича, когда возвращался из «Евроопта» по улице 50 лет ВЛКСМ.

Его сосед шёл с двумя мужчинами, один из них – незнакомый свидетелю, второй– сосед из дома №31 (ранее дававший показания Андрей Ж. – «БК»). Осипович хотел о чём-то поговорить с Анатолием Д. Тот не захотел. Тогда обвиняемый ударил его кулаком «в область правой скулы». В ответ свидетель ударил своего соседа ногой в живот. Но драка не разгорелась, свидетель пошёл домой.

После этого он Осиповича не видел.

Предполагает, что Осипович был выпившим, видел это по его глазам. Также отмечает, что «трезвый он, вроде бы, нормальный», а в состоянии алкогольного опьянения может быть агрессивным. О чём Осипович хотел с ним поговорить, мужчина не знает.

Судья спрашивает у подсудимого, о чём он собирался поговорить со свидетелем.

«Хотел предложить ему выпить пива», – говорит обвиняемый.

«Он мне такого не говорил», – утверждает Анатолий Д.

«Может, старые разборки?» – уточняет судья.

Осипович отрицает.

 

Объявлен перерыв до 13.40.

 

14.05

Судья объявляет продолжение судебного заседания.

Секретарь включает видеозапись следственного действия на месте происшествия, которое проводилось 22-го июля. Письменная расшифровка записи зачитывала прокурор в начале заседания (смотрите выше – «БК»).

16.14

После просмотра видеозаписи и небольшого перерыва заседание продолжилось.

Прокурор задаёт вопрос:

«В ходе судебного заседания вы часто говорили, что вы чего-то не помните, а во время следственного действия вы всё довольно чётко воспроизводите. С чем это связано?»

«Я давал предположительную картину. Возможно, так и было. Как было на самом деле, никто не знает.  Даже я», – сказал Осипович.

«Вы утверждаете, что часть событий вы не помните?» – уточнила гособвинитель.

«Возможно, так и было. С большей части, всё было так, как показано на видео», – спокойно повторил обвиняемый.

Мать Олеси Климовой обратила внимание на то, что на записи звонка – душераздирающие крики, а Осипович утверждает, что никто не кричал.

«Так как было на самом деле?» – обратилась женщина к обвиняемому.

«Никто не кричал. Я не помню», – ответил Осипович.

«Он то помнит, то не помнит, помнит то, что ему выгодно», – заметила женщина.

«У вас только своя картина представляется. А как оно было на самом деле, никто не знает», – Осипович отвечал уже раздражённо.

«В какой момент вы поняли, что Климова мертва?» –  спросил у Осиповича судья.

«Когда проснулся», – всё так же флегматично говорил мужчина.

«Вы не отрицаете, что вами нанесено Климовой не менее 77 ударов, в том числе 48 – молотком (таким было заключение экспертизы — «БК»)?» – продолжал допрашивать обвиняемого судья.

«За 5 секунд такое количество ударов навряд ли можно нанести», – сказал Осипович.

Судья отметил, что при повторном осмотре квартиры, нож был найден именно в ванной комнате. Как он там оказался, подсудимый объяснить не смог. При этом ранее он утверждал, что нож положил на кухне.

«Мне непонятно, как тот нож оказался в ванной», – отмечает обвиняемый.

«Вы хотите сказать, что его подбросили?» – пытается развить его мысль судья.

Судья пытается дальше уточнять детали убийства. Обвиняемый отвечает очень неуверенно и невнятно.

Мать Олеси Климовой обратилась к суду с вопросом о мусорных пакетах, которые обвиняемый покупал утром 20-го июля – были ли они действительно в тот день на акции, и можно ли это установить?

Прокурор пояснила, что да, пакеты были действительно со скидкой.

«Я никого не хотел расчленять», – сказал Осипович в ответ на эти замечания.

Обвиняемый заявил ходатайство. Сам зачитывать не стал, передал судебной коллегии.

Судья Михаил Мельников зачитал переданную бумагу:

«Прошу вас обратить внимание, что во время перерыва, когда присутствующие покидают зал заседания, потерпевшая Климова постоянно пытается спровоцировать конфликтную ситуацию и высказывает оскорбления в мою сторону,  и адрес моих родных, хоть было предупреждение для всех. Прошу вас оградить меня от этих оскорблений и провокаций. Александр Осипович».

После прочтения ходатайства судья обратился к присутствующим быть более сдержанными:

«Конвой, прошу пресекать такие ситуации».

Сотрудник милиции заметил, что слышал провокационные высказывания, но закрыть рот он никому не может.

«Закрывать рот, если этот убийца убил мою дочь?», – эмоционально спросила потерпевшая.

«А вы уверены, что я?» –  была реплика Осиповича.

«Так значит, всё же был сообщник?» – мать Климовой не в первый раз упомянула, что в убийстве мог участвовать кто-то ещё.

Судья призвал к порядку и напомнил, что, хоть горе потерпевшей всем понятно, но пока не вынесен приговор, обвиняемый считается невиновным.

16.53

Судья зачитал ещё один протокол допроса, в котором Осипович говорил, что раскаивается, что убил двух молодых девушек и просит прощения у их родных. Говорит, что не знает, почему он это всё сделал, нанёс столько ударов, что был пьян в тот момент, «мозг полностью не работал». Во время того допроса обвиняемый признал, что нанёс 77 ударов Климовой, из них 48 молотком, а Крюшкиной – не менее 16 ударов ножом и руками.

Осипович подтвердил, что эти показания верны. Но по поводу количества ударов заметил, что помнит, что наносил их, но не помнит сколько.

«Это вы причинили все удары потерпевшим?» –  уточнил судья.

«Выходит, я», – спокойно ответил Осипович.

Продолжается исследование материалов дела. Судья зачитывает рапорты сотрудников УВД о поступлении звонка на линию 102, о возбуждении уголовного дела, создании следственной группы. Упоминает, что первоначально Осипович был задержан по статье 17.1 КоАП «Мелкое хулиганство», поскольку находился в состоянии алкогольного опьянения на улице.