Домой Анатолий Санотенко «Бобруйский курьер»: краткая история репрессий

«Бобруйский курьер»: краткая история репрессий

В конце июля 2010 года остановила свой выход одна из старейших общественно-политических газет Беларуси, работе которого власти препятствовали с 1920 года.

В качестве предисловия

В журналистику я пришел из диссидентства. Считаю себя диссидентом последнего призыва. Противостояние мое на тот момент было скорее морально-психологическим: я был молод и не успел как следует схлестнуться с режимом. Но все прочие атрибуты диссидентства присутствовали: это и принципиальное нежелание «делать карьеру» при коммунистическом режиме, это и уход в «культурно-духовное подполье», и работа сторожем… Понятно, что при таком раскладе передо мной никогда не стояло морального выбора в журналистике: свободная профессия или лакейское услужение властям. Поэтому, когда я возглавил «Бобруйский курьер» (в мае 2003 года), властям уже было понятно: ловить здесь нечего, договориться не удастся. У них главная задача – удержаться у власти, у меня – во что бы то ни стало сохранить принципы профессии, остаться свободным человеком, свободным журналистом. Пусть и в несвободной стране.

Если враг не сдается, или «Мягкое удушение»

Осознав сие, власти и преступили к постепенному удушению «Бобруйского курьер». Пока только – экономическому. А там, как говорится, посмотрим.

Между тем, став не только редактором, но и издателем/учредителем газеты и, соответственно, получив все необходимые полномочия, я смог достаточно успешно реформировать отдел рекламы, привлечь в него опытнейших и – не побоюсь этого слова – одаренных рекламщиков, что позволило нам очень быстро занять лидирующие позиции во многих сегментах рекламного рынка Бобруйска и региона. (Тут надо сделать отступление и дать небольшую справку: в то время, кроме «БК», в Бобруйске было четыре крупных игрока на рекламном рынке, и это, разумеется, сказывалось на нашей работе). Для примера скажу только, что через три месяца мы смогли вдвое увеличить объем поступлений от рекламы, еще раньше – увеличить объем газеты, привлечь новых читателей…

Но уже в июне-июле 2003-го местная идеологическая вертикаль взялась за нас. Имея возможность отслеживать, кто работает с нами, кто дает нам рекламу, они, «по благословению свыше», принялись осуществлять «план мероприятий» по противодействию нашей хозяйственной деятельности. Время «брутальных решений» тогда уже прошло, поэтому решили действовать тихо, без шума и пыли. Как профессиональная и хорошо подготовленная ОПГ. Через семь лет они смогли добиться результата, газета остановила свой выход. Хотя многие уже устали ждать и разочаровались.

Надо признать, что в краткосрочной перспективе у государства выиграть, конечно, невозможно. И каким бы диссидентом и «врагом народа» ты ни был, в одиночку сломать репрессивный механизм не удастся. Примером тому – судьбы Сахарова и Солженицына.

Победа, как правило, возможна лишь в долгосрочной перспективе.

Хронология репрессий

Для удобства изложения и восприятия мы опишем происходившие события в хронологическом порядке.

Итак, июль 2003 года. Редакции «БК» стало известно, что на одно из крупнейших бобруйских предприятий, с которыми только была налажена работа по рекламе, поступило категорическое указание от руководства идеологической вертикали горисполкома: не сотрудничать! Там взяли под козырек и сотрудничество прекратили.

Август 2003 года. Отдел подписки бобруйского «Главпочтампа» получил приказ не принимать «целевую» ведомственную подписку на «Бобруйский курьер», а также индивидуальную подписку от так называемых «цеховых почтальонов», то есть людей, занимающихся вопросами подписки на предприятиях и в учреждениях. Кулуарно им предлагалось: «если хотите», идите на любое другое почтовое отделение и подписывайте там каждого из ваших людей в индивидуальном порядке.

Сентябрь 2003 – декабрь 2005 гг. «Бобруйский курьер» потерял возможность работать практически со всем крупными предприятиями, а также – с банками. Некоторые из наиболее цивилизованных банковских учреждений даже присылали в редакцию письма-уведомления о прекращении договорных отношений. И каждый раз, наводя справки через свои источники, мы слышали одно и тоже: указание об этом поступило из горисполкома.

15-го июля 2005 года. В редакцию «с официальным визитом» приезжает Анатолий Глаз, тогдашний заместитель председателя Могилевского облисполкома, курирующего вопросы идеологии. Цель визита – «разобраться» с газетой после якобы поступившей в Администрацию президента письма бобруйчанки. Мифически адресат жаловался на повышенную фривольность одной из публикаций газеты, вышедшей в специальной рубрике о взаимоотношениях между мужчинами и женщинами «Инь-Янь».

Правда, незадолго перед этим «Бобруйский курьер» публикует скандальную статью местного независимого депутата, учителя истории Алеся Чигиря, который с возмущением пишет о бездействии властей в отношении «фашистского вопроса». А именно – спрашивает: почему многие месяцы с улиц города не убирается запрещенная по закону фашистская символика, которая рисуется тайными поклонникам Адольфа Гитлера на стенах домов, на остановках и т.д.? Между тем, отмечает избранник народа, так называемые «оппозиционные» надписи ликвидируются силами местных коммунальных служб в одночасье.

Анатолий Глаз в присутствии пяти работников редакции озвучивает угрозу: еще одна такая «аморальная» публикация, и газета будет закрыта, а журналисты – лишены работы.

Начало 2006 года – по сей день. Власти усиленно препятствуют «Бобруйскому курьеру» в его работе с информацией, не предоставляют (по запросу редакции) аккредитацию в горисполкоме, не приглашают на официальные публичные мероприятия и т.д. и т.п.. Причем строгий запрет наложен и на предоставление «БК» «общественно важной» информации от МЧС, УВД, ГАИ, которые заинтересованы в ее распространении среди населения.

Февраль 2007 года. Бобруйский филиал ОАО «Могилевсоюзпечать» расторгает с редакцией договор о распространении газеты. «Внешняя» причина – экономически невыгодно. Между тем до этого «Бобруйский курьер» распространялся через систему «Союзпечати» на протяжении 16 лет.

Это решение «Союзпечати» – фактически негласный запрет на распространение газеты в Бобруйске.

Ноябрь 2007 года. Газете выносится одно из самых «самодурственных» предупреждений (всего за семь лет их было шесть). В «БК» была опубликована заметка о традиционном праздновании очередной годовщины Октябрьской революции. Претензия со стоны властей и Министерства информации – газета назвала это действо «митингом», хотя они, то бишь власти, в этом году решили назвать его «торжественным мероприятием». Между тем закон «О массовых мероприятиях в Республике Беларусь» дает четкое описание, что входит в понятие «митинга». И то, что происходило 7-го ноября на площади Ленина в г. Бобруйске полностью соответствует этому описанию. Но, как вы понимаете, закон – это не совсем Закон, закон – это то, как считает чиновник. И возражения не принимаются.

2006 – 2009 гг. В «идеологию» вызываются некоторые внештатные сотрудники газеты, где с ними проводятся «душеспасительные» беседы о вредности сотрудничества с «этим оппозиционным изданием».

Май 2009 года. Бобруйская почта разрывает договорные отношения с «Бобруйским курьером», касающиеся продажи газеты на почтовых отделениях.

Но на дворе – «либерализация»! Как бы. И в середине июля 2009 года «БК» возвращают в киоски, а после переговоров с Общественным советом по СМИ (спасибо Павлу Изотовичу), – в продажу на почтовых отделениях (с 1-го сентября 2009 г., – прим. автора).

К сожалению, к этому времени, мы были вынуждены вдвое сократить свой тираж, на одну треть – объем; большая часть еще остававшихся у нас рекламодателей из-за вышеописанных событий прекратила с нами сотрудничество. Тем более что им было куда идти – к этому времени в городе выходило десять различных газет.

Эпилог (не путать с некрологом)

По моим скромным подсчетам, «Бобруйский курьер» за семь лет экономических репрессий и противодействия со стороны властей потерял примерно десять своих годовых бюджетов (при том, что у наших ближайших конкурентов таких проблем не наблюдалось). За семь лет мой бизнес был разрушен четырежды, и каждый раз мы возвращались к нулевой отметке, теряя завоеванные позиции, тираж, рекламодателей…

Но мы (говорю за всех) остались в профессии, сохранили себя, свои жизненные ценности. И для нас это самое главное.

«Бобруйский курьер» forever!

P.S. Разумеется, здесь описана лишь часть происходивших событий, и описана пунктирно. По понятным причинам, мы пока не можем говорить обо всем и обо всех. Но «имена, фамилии, явки» нам известны.

Анатолий Санотенко

Справка:

«Бобруйский курьер» основан в 1914 году одним из крупнейших на тот момент бобруйских предпринимателей, у которого, кроме ежедневной (!) газеты, была своя типография, театр и цирк.

С перерывом на немецкую оккупацию (1918 г.), «Бобруйский курьер» выходил до 1920 г.

Был закрыт советской властью, как и все частные, негосударственные издания. Возобновил выход в 1990 году в качестве самиздата. С 1991 года – официальный издательский проект.