Домой В регионе «Бобруйский курьер» и его внештатного автора наказали за критический материал о выборах

«Бобруйский курьер» и его внештатного автора наказали за критический материал о выборах

Суд Бобруйского района и г.Бобруйска постановил, что своим материалом о ходе досрочного голосования интернет-ресурс причинил нравственные страдания секретарю избирательного участка, и поэтому должен выплатить ей денежную компенсацию морального вреда.

«Бобруйский курьер», суд, решение, выборы
Слева направо: Виталий Санотенко, Евгений Глаголев-Васькович, гл. редактор «Бобруйского курьера» Анатолий Санотенко
«Бобруйский курьер», суд, решение, выборы
Все еще «радужно», в «цвете»…

Экс-секретарь комиссии: меня осуждали иностранные граждане

Иск на «Бобруйский курьер» подала бывший секретарь избирательной комиссии участка №22 Бобруйско-Ленинского округа №78 Юлия Фурман. Женщина утверждала, что онлайн-ресурс распространил недостоверную информацию про события, которые происходили на участке 14-го ноября 2019 г., во время досрочного голосования в ходе выборов в Палату представителей Республики Беларусьи, и описывались в материале «Секретарь участковой комисии закрылась от наблюдателей с ящиком для голосования в своём кабинете».

В материале рассказывалось, что в один из дней досрочного голосования, 14-го ноября, на 22-м участке в Бобруйске, во время перерыва с 14.00 до 16.00, секретарь осталась с урной в кабинете, и в конце концов закрыла дверь. В результате наблюдатели не могли видеть, что происходило в кабинете, а это можно было использовать для фальсификации, как они утверждали.

Истица не оспаривает, что она закрывалась в кабинете. Недовольство у неё вызвали слова о том, что была вызвана милиция, которая якобы зафиксировала её, секретаря, правонарушение.

«Это ложь. На меня не составляли никаких протоколов, ничего не фиксировали, – говорила женщина в суде. – Но из текста «Бобруйского курьера» получается, что я нарушительница. Этот материал перепечатали другие ресурсы, меня начали обсуждать и осуждать, в том числе, иностранные граждане, которые были наблюдателями на участке. У меня ребёнок учится в школе, как мне ему объяснить, почему мама учит, что надо жить по совести, а сама нарушает закон? Подорвали мой авторитет перед ребёнком, мол, мама – такая нарушительница, что на неё приходится вызывать милицию. Меня начали полоскать повсюду в интернете. Это принесло мне моральные страдания».

В то же время, в ходе судебного рассмотрения дела, истица не представила ни одного доказательства осуждения её в интернете и за границей.

Юлия Фурман утверждает, что избирательное законодательство она не нарушала, и имела право во время перерыва остаться в кабинете. Истица потребовала, чтобы «Бобруйский курьер» заплатил ей 5000 BYN за моральные страдания и опубликовал официальное опровержение на материал от 15-го ноября 2019 года, а именно – на слова о том, что была вызвана милиция и сотрудники зафиксировали нарушение.

Судья: мы тут не обсуждаем нарушение избирательного законодательства

«Бобруйский курьер», суд, решение, выборы
В «перспективе» (суда)…

На предварительном слушании, которое состоялось 27-го декабря 2019 года, ответчиком выступал индивидуальный предприниматель Виталий Санотенко, которому принадлежит интернет-ресурс «Бобруйский курьер». Но после того заседания Фурман решила вызвать ответчиком также автора материала Евгения Глаголева-Васьковича и в качестве третьего лица Галину Смирнову – доверенное лицо кандидата в депутаты Александра Комара, который баллотировался по 78-му округу. Смирнова была на избирательном участке и с её слов писался материал.

Рассмотрение дела с опросом свидетелей и прениями прошёл 16-го января. В начале заседания истица подала ходатайство о том, чтобы заседание сделали закрытым, «чтобы избежать давления со стороны слушателей». Суд отклонил ходатайство, поскольку «ничего тайного во время процесса не будет происходить».

Ответчики не согласились с претензиями, ещё раз подчеркнув, что всё, что было написано в материале, полностью соответствовало действительности, а личное и профессиональное достоинство истицы никак не затрагивалось. Более того, она даже не упоминается в тех предложениях публикации, что вызвали с ее стороны претензии.

«Бобруйский курьер», суд, решение, выборы
Суд «праведный», но — не высший…

Судья Татьяна Короленко спрашивала у ответчиков, на основании чего в материале утверждалось, что сотрудники милиции зафиксировали правонарушение истицы. Они, а также свидетели, объясняли, что секретарь не имела права оставаться в кабинете одна с урной для голосования, и в подтверждение своих слов приводили выписки из Методических рекомендаций для участковых избирательных комиссий Центризбиркома. Также просили включить в материалы дела аудиозапись инцидента и другие доказывающие их правоту материалы. Но судья отклонила  почти все ходатайства.

«Это не относится к предмету спора. Мы здесь не обсуждаем нарушение избирательного законодательства, для этого есть иные процедуры», – говорила судья.

Со стороны истицы свидетелем выступил милиционер Владимир Чигиров, который в тот день, 14-го ноября, дежурил на 22-м участке. С его помощью удалось доказать, что милицию всё-таки вызывали. Юлия Фурман утверждала, что фраза о том, что наблюдатели вызвали милицию не соответствовала действительность, потому что милицию данные граждане не вызывли. А то, что пришёл дежурный по участку милиционер, это не вызов милиции. Но суд всё-таки постановил, что это можно считать вызовом милиции.

«Скажите, в ваши обязанности входит реагирование на жалобы на нарушение избирательного законодательства?» – спрашивала у Чигирова Галина Смирнова.

«Да»,  – отвечал милиционер.

«А вы это сделали?» – спрашивала далее Смирнова.

«Я не увидел там никаких нарушений. Я объяснил, что действия избирательной комиссии можно оспаривать выше», – говорил свидетель.

«Вы должны были разобраться в устном заявлении Смирновой?» – спросил главный редактор «Бобруйского курьера» Анатолий Санотенко,  который определением суда был допущен для участия в процессе как Представитель автора материала, члена общественного объединения «Белорусская ассоциация журналистов» Евгения Глаголева-Васькович (Анатолий Санотенко как и Глаголев-Васькович оба являются ОО «БАЖ», и руководитель  этой организации выдал А. Санотенко доверенность – на представление  и защиту интересов Глаголева-Васькович в суде).

«Это не предмет спора. У нас здесь обжалование действий сотрудника милиции?» – перебила судья.

Главный редактор «БК»: дело политически мотивированное

Со стороны ответчиков суд опросил наблюдательницу Аллу Шпакову и ещё одно доверенное лицо кандидата Комара Эдуарда Гриневецкого. Они подтвердили слова Смирновой, а также рассказали, что под сотрудниками в фразе «сотрудники зафиксировали нарушение», имелся в виду  доверенные лица и наблюдатели, которые на самом деле зафиксировали всё, что происходило, написав жалобу в окружную избирательную комиссию.

Тем не менее, судья решила, что доказательств фиксации нарушения ответчики и свидетели не представили. А значит, в материале «Бобруйского курьера» в отношении истицы была распространена неверная информация.

17-го января суд озвучил решение – удовлетворить иск Юлии Фурман частично. А именно, обязать «Бобруйский курьер» опубликовать официальное опровержение на слова «сотрудники зафиксировали нарушение» (когда решение вступит в законную силу) и выплатить, «солидарно» с Евгением Глаголевым- Васькович, 500 BYN за моральный ущерб и ещё 153 BYN – судебные издержки. Всего – 653 BYN.

Главный редактор «Бобруйского курьера» Анатолий Санотенко не согласен с таким решением суда.

«Я считаю, что всё это дело – политически мотивированное. Всё, что описывалось в материале, происходило на самом деле, что мы и услышали в суде от свидетелей. Мы уже подали жалобы на ход процесса, и будем оспаривать решение», – сказал Анатолий Санотенко.

Блогер «Бобруйского курьера» на фоне депутата Верховного Совета РБ 13-го созыва Валерия Щукина: то ли уже за решеткой, то ли еще на свободе… Практически — символ «родины»
«Бобруйский курьер», суд, решение, выборы
Виталий Санотенко, гл. редактор «Бобруйского курьера» Анатолий Санотенко, депутат Верховного Совета 13-го созыва Валерий Щукин у здания «праведного» суда

 

Марина Михневич