Без милицейской пенсии, с вещами – на выход…

Без милицейской пенсии, с вещами – на выход…

ПОДЕЛИТЬСЯ

Когда меня сегодня, то бишь 26-го марта, задержали на площади Победы в Бобруйске – у многих, я знаю, был «когнитивный диссонанс», плавно переходящий в шок.

Примерно такой же, как если бы задержали Лукашенко (вот и фамилии у нас весьма кстати «рифмуются»).

В принципе, «шокированных» граждан я немного понимаю – все-таки 25 лет в журналистике (бобруйской и не только), 20 лет работы главным редактором, единственный в Бобруйском регионе сябра Союза беларусских писателей, Беларуского ПЕН-центра…

«Укоренился»  здесь давно, многие привыкли к этой вот «укорененности»… Почти как к памятнику на площади имени Ленина. Как говорится: кто ж его тронет? Он же – памятник!

Но – тронули.

Хотел об этом написать в фельетонном духе – как привык. Но решил проанализировать.

Смешнее задержания еще, наверное, не было. Как только я показал свое журналистское, редакторское удостоверение Малахову, зам. начальника Бобруйского УВД, – тут же последовала команда на задержание. Вот как только он прочитал: «Бобруйский курьер», главный редактор, – таки сразу.

Вывод (не отходя от кассы), такой: «Жэстачайшэ! Голову под мышку и пойдете. Если сможете…»

Нет, серьезно об этом всебелорусском цирке, об этих клоунах не получается. Требуется делать особые усилия – чтобы быть серьезным и не рассмеяться… На расхохотаться, глядя на этих «дурилок картонных». С их «отъезжающим в чистое, без примесей, сумасшествие гав-гав-командующим…

В общем, вторая попытка. Быть серьезным.

Таким образом, задержание меня и еще – на минуточку – семи журналистов из местных и неместных СМИ, говорит о том, что Малахову, Рудько и прочей их гоп-компании была дана команда – задерживать всех журналистов, без разбору. Без разбору «на лица и звания». Огулом. Всех, кто придет. Придет исполнить свой законный профессиональный журналистский долг – осветить события, рассказать о них читателям…

По моему мнению, «схема» такова.

Явились к «главному». Из МВД. Типа министра с заместителями. С немым вопросом в глазах: «чего изволите?» Он «изволил», чтоб было так. Жэстачайшэ. Бо «приватизированную» власть шибко терять не хочется, со всеми ее законными и незаконными преимуществами. (Скорее, уже полностью незаконными, поскольку, кто ж его, на самом деле, избирал?)

Потом этот, который типа министра, вернулся к себе в министерство – и созвал срочное селекторное совещание с начальниками областных УВД. Типа полковников. А те потом, после совещания, – инструкции, что и как делать, – в подчиненные им городские УВД и РОВД.

А уже эти, «выслужбисты», позор рода человеческого, иуды наших дней, стремились исполнить все «в лучшем виде».

Включая «перемещение» в автозаке «памятников». Трогать которые категорически возбраняется.

Возбраняется и законом: «Статья 198 УК РБ «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста».

Воспрепятствование  в  какой  бы то  ни  было  форме  законной профессиональной  деятельности  журналиста либо  принуждение его к распространению или отказу от   распространения информации, совершенные с применением насилия  или  с угрозой его применения, уничтожением или повреждением имущества, ущемлением прав и законных интересов журналиста, – наказываются  штрафом, или лишением права занимать определенные должности или    заниматься  определенной  деятельностью,  или ограничением  свободы  на  срок до трех лет, или лишением свободы на тот же срок».

И – потому что: не стой под грузом (то бишь «памятником») – зашибет.

И мы знаем, как сделать «зашибись» этим «форменным клоунам».

Деньги закончатся (уже заканчиваются), предприятия встанут, власть сменится…

Изменится и законодательство. С безусловным, с неминуемым, как приход весны, продлением срока ответственности по такого рода уголовным преступлениям – преступлениям против журналистов, против СМИ как института…

И – никакой-такой пенсии подполковника, полковника милиции! Ни-ка-кой!

Только – это если не посадят – общегражданскую! За все, как говорится, хорошее. За доблестную службу в интересах другого государства, за репрессии против журналистов, правозащитников, общественных активистов и политиков, за преднамеренное, хорошо осознанное нарушение конституционных прав граждан, за участие в преступной, хорошо разветвленной, группировке, в конце концов…

А как вы думали? Хоть мы тут и шутим с вами (над вами), но на самом деле все серьезно. Серьезно так, что вы и представить себе не можете. Потому что не хватает его, убогого милицейского (чиновнического) мышления, для осознания событий и явлений…

Аатолий Санотенко, задержание, УВД, милиция пенсии

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ