Домой Общество АНДРЕЙ ПОЧОБУТ: НЕСМОТРЯ НА СТАРАНИЯ КГБ, НАВЕСИТЬ МНЕ ДИСКРЕДИТАЦИЮ РБ НЕ УДАЛОСЬ

АНДРЕЙ ПОЧОБУТ: НЕСМОТРЯ НА СТАРАНИЯ КГБ, НАВЕСИТЬ МНЕ ДИСКРЕДИТАЦИЮ РБ НЕ УДАЛОСЬ

Сегодня суд Ленинского района Гродно приговорил журналиста «Газеты выборчай» Андрея Почобута к трем годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на два года. Андрей вышел из суда осужденным человеком, но свободным. «Белорусский партизан» попросил его поделиться своими первыми впечатлениями о процессе и его результатах.

— Андрей, ты признался, что в тюрьме пыткам до тебя не применяли. Однако польские СМИ сообщили, что сегодня тебя избивали прямо в суде …

— Сегодня, когда меня вел судебный конвой (не тюремный — судебный) в зал суда, один из конвоиров так сильно закрутил мне руки, что я просто не удержался и упал лицом вниз. Это произошло, когда меня выводили из автозака (когда выводят — голову — вниз, руки вверх), то один из них, видимо, желая выслужиться, так закрутил руки, что я просто упал.

После последнего слова на суде, когда меня привезли в тюрьму (там сразу спрашивают: жалобы есть?), я написал жалобу на конвой в прокуратуру — как меня сегодня конвоировали. Вызвали врача, он осмотрел, синяков явных нет; возможно, проявятся позже. Но так меня сегодня конвоировали.

Приговор — 3 года лишения свободы с отсрочкой — для тебя оказался неожиданным. И для всех нас тоже — все настроились на худшее, на реальный срок. Почему тебя не посадили?..

— Я тоже настроился на реальный срок. Сегодня, когда меня вели на суд, один из «гульщиков» (надзиратель, сопровождающий заключенного — БП.) спросил у меня: «Что, пойдем сегодня гулять?». Я ответил: конечно. Я предполагал, что приговор определен, и приговор реальный. Тем более, что машина, которая привезла меня в суд, стояла возле здания — ждала. И я ждал, что на этой же машине поеду обратно в тюрьму, продолжать «тюремные университеты».

То, что меня не посадили, — это результат жесткой политики, которую занял Евросоюз в отношении режима Лукашенко. Это мое такое мнение.

— Андрей, почему судилище проходило закрытом режиме? Что хотели скрыть от людей?

— Это очень смешной суд! Вот, например, берут мою статью с пресс-конференции Лукашенко, на которой тот признается, что фальсифицировал выборы. А меня обвиняют в том, что я обвиняю Лукашенко в фальсификации выборов! Так это он заявил, а не я …

Или еще. Я применил слово «диктатор», чем якобы «оскорбил» Лукашенко. Вызывают экспертов, которые объясняют, что да, оскорбил. Хотя эти эксперты не видят разницы между терминами «честь» и «достоинство «.

Эксперты анализировали не оригинальный материал, а перевод. У меня сложилось впечатление, что этот перевод сделан лицом, которое очень плохо знает польский язык. Только на суде я слышал слова, которыми якобы я оскорбил Лукашенко.

Выставленные мне обвинения притянуты за уши, потому и закрыли судилище — чтобы не позориться.

На суде зафиксирован целый ряд серьезных процессуальных нарушений …

Вообще я показаний не давал. Только по просьбе адвоката сегодня я написал от руки последнее слово — страницу текста, зачитал на суде и попросил приобщить мое выступление к материалам дела. Ведь адвокату даже не разрешили использовать на процессе диктофон.

— Тебе предлагали покаяться перед Лукашенко?

— Да. Прошла неделя, как я оказался в тюрьме. Ко мне в тюрьму пришел прокурор Гродненской области Морозов, спрашивал, есть ли жалобы. У меня были жалобы на условия содержания. Он сказал, что если я покаюсь — уголовное дело закроют, такая возможность есть. Я заявил ему однозначно: мне каяться не в чем. Тогда он пытался зайти с другой стороны: а может, статью какую напишете? Я заявил, что у меня есть убеждения, и я не собираюсь изменять своим убеждениям.

— Андрей, что для тебе далось тяжелее всего за эти четыре месяца тюрьмы?

— Тюрьма — это очень неприятно; это — решетки со всех сторон, это несвобода. Трудно. Но я не боюсь тюрьмы — может, еще и посижу, так как в стране ничего же не изменилось. Для меня куда труднее — предать самого себя, предать свои принципы. Для меня важнее было: я выйду с чистой совестью (не важно когда, пусть через три года, но — с чистой совестью), свободным …

Кстати, из текста на «Белорусском партизане» в обвинении (я видел только резолютивную часть) присутствовали слова «били Андрея Санникова, сломали Ярослава Романчука».

Кстати, КГБ очень хотело повесить на меня еще одну статью: «дискредитация Республики Беларусь». И эксперты дали соответствующее заключение. Однако, несмотря на все старания КГБ, эта статья из-за своей абсурдности так и не была включен в окончательное обвинение. По статье «оскорбление президента» меня полностью оправдали, а по статье «клевета на президента» мне дали три года лишения свободы с отсрочкой на два года.

Кстати, я сидел в 63-й камеры, так называемой «радиокамере» — там все прослушивается. Вроде, там и Павел Шеремет сидел?..

«Белорусский партизан»

http://www.belaruspartisan.org/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите свой комментарий!
Введите здесь ваше имя